Как за границей открываются российские школы

 

Иллюстрация: Александра Ржаницына для EdDesign Mag 

После 24 февраля число людей, уезжающих из России, увеличилось вдвое. Многие покидают страну с детьми. В связи с этим за рубежом стало открываться больше школ с российскими корнями. Кто этим занимается, с какими трудностями они сталкиваются и к чему стремятся? Обсудили с представителями трех образовательных инициатив — The Island Private School на Кипре, Exodus School на Кипре и в Сербии, а также лицея имени Софьи Нюберг в Армении.


Кто делает новые российские школы

 

За новыми зарубежными школами с российскими корнями стоят управленцы в сфере образования, которые зачастую выступают и как инвесторы. Софья Родионова, директор московского лицея имени Софьи Нюберг, весной выехала в Армению, а прожив в Ереване месяц, решила с командой открыть там школу для учеников 1-4 классов — на свои средства. С начала марта чат по релокации в Армению, в котором на тот момент состояло несколько сотен человек, стал прирастать на 200-300 участников в день, сейчас там свыше 15 тысяч человек. 

«Весной 2022 года на Кипр приехали около 20 тысяч человек, — рассказывает Мария Рапопорт, директор по маркетингу и коммуникациям The Island Private School.  Основатель заведения — предприниматель в сфере IT Александр Шкуратов — живет на Кипре не первый год. Сначала он открыл садик, в который пошли и его дети, затем им потребовалась школа, и в 2016 году Александр организовал школу, где учат по вальдорфской системе. Зрела идея создать учреждение покрупнее, включить образование по другим системам. Такую школу планировали запустить в 2024 году. Но возросший спрос поменял планы: по словам участницы одной из групп русскоговорящих мам на Кипре, в листах ожидания в частные школы числятся десятки детей — всего около ста человек. «Мы поняли, что надо ускоряться, и решили открыться не через два с половиной года, а через полгода», — объясняет Мария Раппопорт.  

Она обещает, что The Island Private School на 700 человек откроется осенью в Лимассоле. В ней будут учить по вальдорфской системе и по международному бакалавриату.

Еще одна школа от выходцев из России — Exodus School — открывается этой осенью в Ларнаке. Ее инвестор — Наталья Андреева,  руководитель Центра смешанного обучения в Ларнаке, живет на Кипре уже два года, с начала пандемии. Как рассказывает Наталья, нынешней весной знакомые из релоцировавшихся на остров IT-компаний попросили ее сделать школу.  Кроме того, ее дочь достигла школьного возраста.

 

Объясняя этимологию названия школы (Исход), Наталья написала на своей странице в Facebook, что «предложил» его бывший министр образования Москвы Исаак Калина на встрече с родителями детей, находящихся на семейном образовании,  в 2013 году. “Исаак Калина сказал: “Если вам не нравятся наши школы, сделайте свою. Назовите ее Исход. И выйдите из моих школ”, — рассказала Наталья.

Фото: школа Exodus 


Как встречают российские школы за границей

 

В чат релокантов из России в Армению после того, как он начал стремительно разрастаться, добавилось чуть ли не все правительство страны, рассказывают его участники. Чиновники могли помочь с бумажными вопросами, отвечали даже на бытовые запросы, вплоть до проблем с ввозом в страну морской свинки. 

«Чтобы разобраться с лицензированием школы, нам пришлось переводить текст об этом — 50 страниц на армянском языке, — рассказывает Софья Родионова. — Но в целом нам помогли в решении юридических вопросов и оформлении — мы встречались с представителями министерства образования, с замминистра, с вице-премьером страны». 

Для открытия Школы на Кипре необходимо получить разрешение в министерстве образования, однако требования минимальные: наличие зарегистрированной компании, соответствующего помещения, образовательной программы и педагогов. Открыть любую организационно-правовую форму бизнеса, которую разрешает «Закон о компаниях», на Кипре может гражданин из любой страны мира. 


Где найти помещение под школу

 

На Кипре к зданию, в котором будет располагаться школа, должно прилегать определенное количество земли — оно рассчитывается исходя из нормированной площади на одного ученика. 

 

Мы приобрели землю, на которой будем строить здания школы. Все будем делать в соответствии с кипрским законодательством: территория будет разделена на три зоны - детский садик, младшая школа и старшая школа. Для каждого класса будет отдельный домик, между ними, в центре территории, - детские площадки и зоны для активного времяпрепровождения.
Мария Рапопорт, директор по маркетингу и коммуникациям The Island Private School
Мария Рапопорт

 

Помимо классных помещений, в школе будет лаборатории, библиотеки, комнаты социального назначения. Будет еще и часть общих территорий - административных зданий, спортивных площадок, парковки, спортивного городка. «С конца февраля мы работаем 24/7, — говорит Мария Рапопорт. — Все процессы идут параллельно: строительство корпусов, заказ мебели, подбор педагогов, прием детей. Школ открывается достаточно много. Хочется, чтобы наша была не просто одной из них». 

Exodus School взяли три здания в аренду и субаренду (у двух из них уже есть лицензия) и оформляются как учреждение дополнительного образования. Для лицензирования в качестве полноценной школы ищут подходящую территорию.

Под лицей имени Софьи Нюберг в Ереване взяли здание в долгосрочную аренду. «При выборе ориентировались на то, что нужно здание, в котором можно комфортно организовать все процессы, - просторные кабинеты, территория для прогулок и чтобы было не очень далеко от центра, - рассказывает Родионова. - Несколько лет назад в том здании, которые мы арендовали, был детский сад. Наполняемость около 80-100 детей».  

 

лицей имени Софьи Нюберг в Ереване

Фото: лицей имени Софьи Нюберг


Оснащение школ

 

Инвесторы отказываются раскрывать объем своих вложений в школы. Мы попросили прокомментировать эти цифры Марию Звягинцеву, экс-директора подмосковной школы «Гусенок», закрывшейся после начала военной операции. Перед закрытием проекта она рассматривала переезд своей школы в другую страну, в частности, на Кипр и в Армению. 

По мнению Марии Звягинцевой, капитальные вложения в случае с начальной школой, открывающейся за рубежом, могут быть минимальными. «Для началки можно ограничиться покупкой мебели, которая может быть и б/у. Покупку канцелярки, учебников, тетрадей маленькие школы обычно перекладывают на родителей. Но это будет школа «на коленке», - рассуждает Мария. - По хорошему, младшим школьникам необходим хороший библиотечный фонд, а также спортивный инвентарь. В средней школе уже не обойдешься без научного оборудования: естественные науки детям без него не объяснишь». 

 


Кадры: где взять и сколько платить?

 

Однако основной объект вложений в случае с открытием подобных проектов - это люди, считает Мария Звягинцева. Она дает такой расчет ФОТ по начальной школе: на каждый из открытых классов (предположим, их четыре - с первого по четвертый) необходим один основной педагог.

Еще нужен учитель физкультуры, преподаватель английского, музыкальный руководитель - он же организатор внеурочных занятий. Не обойтись без администратора, который общается с клиентами и заключает договоры, а также без завхоза, ответственного за имущество. Может потребоваться организация питания (или родителям предложат формат еды в ланчбоксах, которую готовят дома, а не в школе).

 

$2395  - средняя месячная зарплата на Кипре. Средняя стоимость частной школы - $550-600 в месяц 

$562  - средняя месячная зарплата в Армении. Средняя стоимость частной школы - $300-500 в месяц

$500 в месяц или $6 000 в год - плата за обучение в лицее имени С. Н. Нюберг; 

6 000 - 9 000 евро в год -  плата за обучение в Exodus School

10-15 евро в час -  дополнительные занятия и продленка. Кроме того, и на Кипре, и в Сербии при школах будет действовать айти-хаб с хакатонами, лекциями и частично платными дополнительными занятиями. 

8 500 евро в год за детский садик и 13 000 евро в год за школу - плата за обучение в The Island Private School

 

Заработную плату педагогов на Кипре Звягинцева оценивает в 2-2,5 тыс евро, плюс налоги. То есть на одну ставку в ФОТ в месяц необходимо закладывать около 4 тыс евро. “Я даже себе не представляю, как можно влезать в эти деньги школьным инвесторам, - признается Звягинцева. - Экономика маленьких классов при таком раскладе в принципе не складывается - даже на зарплату учителям не наскребешь. То есть необходимо набирать классы на 20+ детей”. 

Все школы стараются предлагать учителям зарплату выше рыночной, утверждают их основатели. Это основной мотиватор для переезда в другую страну. В Island Private, кроме этого, дети учителей учатся бесплатно. Они говорят, что сложностей с подбором кадров нет.

Наталья Андреева при поиске учителей для школ на Кипре и в Сербии использовала сложившиеся за годы работы в образовании связи: «Я набирала учителей в первую очередь из людей, которых давно знаю, чьи уроки и результаты видела, в ком я уверена. Составила список и всех обзвонила, пригласила, кто-то отказался, но сейчас штат уже набран. Костяк составляют учителя, работавшие в топовых школах Москвы и Петербурга, совсем немного педагогов с русскими корнями, живущих на Кипре и в Сербии”.  

Основной корпус  The Island Private School уже набран, это молодые люди до 35 лет. По словам Ольги Кузьминой, координатора программы PYP и завуча начальной школы, в The Island Private School будет работать более ста учителей. В команде 10-15 русскоязычных преподавателей и столько же киприотов. Остальные преподаватели должны приехать из других стран: школа предлагает образование на английском языке. Кадры искали через телеграм-чаты, группы в Facebook, сайты по найму и местное комьюнити. 

Общий портрет учителя лицея Нюберг в Армении - человек, который жил в России, переехал в Ереван пару месяцев назад, работал в школе, ему около 30 лет, активно был включен в процессы обучения учителей, посещал курсы, которые ему интересны, а не те, которые назначаются руководством, описывает основательница лицея София Родионова. “Смотрим мы и на ценности кандидата: что он ценит в работе с классом, что понимает как основную смысловую составляющую своего предмета, насколько сам готов учиться и работать в команде”, — рассказывает она. Объявление о конкурсе на должности педагогов в школе вывешивали на сайте и в разных группах в соцсетях. Сейчас отобрано три учителя, два из которых переезжают из Москвы в Ереван, ведутся собеседования.


Кто будет учиться в этих школах

 

Несмотря на довольно высокую стоимость обучения, в новых школах не ждут проблем с наполнением классов. Некоторые даже готовы отказать семьям, не подходящим по духу. «Мы встречаемся со всеми детьми и родителями, чтобы понять, что мы им подходим, и они нам подходят, — делится Мария Рапопорт из The Island Private School. — Образование — продолжительная история. Нам важно, чтобы мы говорили с родителями на одном языке, понимали друг друга, чтобы знали их ожидания от школы. Иногда мы отказываем, например, если семьи хотят получить то, что мы не готовы предоставить: супержесткую дисциплину, хождение строем, сидение за партой сложив ручки». 

The Island Private School учеников находит через русскоязычное и британское сообщества. В новой школе будут учиться около 700 детей. 250 уже учатся на вальдорфском направлении, остальные будут набраны на международный бакалавриат. По оценке Рапопорт и Кузьминой, около 70 процентов будут выходцами из СНГ. Есть также семьи, которые приезжают из Индии, Израиля, разных европейских стран. 

К сентябрю в лицей имени Софьи Нюберг планируется набрать 50 учеников. В собеседованиях участвуют и родители — лицею важно, чтобы у руководства, учителей и родителей были общие ценности. «В Москве нас знают, родители наслышаны — работает сарафанное радио, — говорит Софья Родионова. — Есть список семей, которые к нам планируют попасть, директор уже начал проводить собеседования». В Exodus School встреча — это скорее знакомство, а не собеседование.

 

Все приехали в тяжелом стрессе. Какой отбор? У людей проблема, которую им надо решить. Мы делаем школу для всех и ограничены только знаниями наших педагогов. Например, у нас нет коррекционных специалистов, поэтому мы не делаем нормальную инклюзию
Наталья Андреева , учредитель Exodus School
Наталья Андреева

Желание сохранить традицию и интеграция в местную культуру

 

Наталья Андреева делает все школы Exodus русскоязычными, потому что «есть запрос на сохранение языка». Дети, окончившие Exodus School, получат российский аттестат. Они будут прикреплены к московской школе. По словам Андреевой, получив российский аттестат и сдав британский экзамен A-Level, подготовка к которому будет организована в старших классах, ученик сможет поступать в заграничные вузы.

Софья Родионова также считает важным транслировать русскую культуру и традицию образования: «В российской традиции много особенностей, которые видны при сравнении с другими странами: например, преподавание точных наук и работа с одаренными детьми (традиция, стартовавшая от одного из крупнейших математиков 20 века Андрея Николаевича Колмогорова). При этом понятно, что время изменилось, и полный возврат бессмыслен. Традицию можно и нужно развивать, а не капсулировать. Я называю это эволюцией образовательной традиции».

как два француза открывали в Москве международную школу

The Island Private School не будет иметь четкой привязки к России. Планируется, что их выпускники будут получать диплом международного бакалавриата (IB Diploma), дающий возможность поступить напрямую во многие вузы мира — университеты Лиги плюща, Оксфорд, Кэмбридж, Сорбонну, Гумбольдт, MIT и другие. Однако пока школа не авторизована в системе. По словам Марии Рапопорт, процесс аккредитации IB школа начнёт сразу после открытия. 

Все основатели и инвесторы отмечают важность включения и в местную систему образования, и в культуру принимающей страны. 

 

Мы сторонники интеграции школьных проектов, которые, с одной стороны, несут в себе культурную традицию российского преподавания, а с другой — готовы развиваться и учитывать особенности страны, в которой располагаются. Нам важно, чтобы дети учили язык страны, в которой находится школа, знакомились с ее историей и культурой
Софья Родионова, директор лицея имени Софьи Нюберг
Софья Родионова

 

Наталья Андреева обещает, что в школах Exodus будет преподавать местные языки: на Кипре — греческий, в Сербии — сербский. Для этого собираются нанимать преподавателей из числа местного населения. 

В The Island Private School также планируют пригласить местных учителей — в первую очередь, недавних выпускников местных педагогических вузов, говорит Ольга Кузьмина. Ольга считает, что им это нужно, «чтобы нести что-то светлое, доброе, вечное, чтобы, если они от нас дальше уйдут, они и дальше распространяли нашу систему». При этом привлекать в школу местных учеников не собираются: по словам Марии Рапопорт, местные предпочитают отдавать своих детей в государственные школы. 


 

Надолго ли все это

 

В таком быстром создании новых школ под недавно приехавших детей есть свои риски. Например, что люди начнут уезжать — в другие страны или обратно на родину.

«Тенденция роста количества новых школ предполагает заметное время существования и заметный вектор, — говорит основательница Exodus Наталья Андреева. — С февраля количество инициатив действительно выросло, хотя нельзя сказать, что школы стали выскакивать как грибы после дождя. Кроме того, мы не знаем, кто сколько времени просуществует, насколько это устойчивая история».

«Мы верим, что какая-то часть компаний и людей останется в Армении, — делится Софья Родионова из лицея Нюберг, — Там благоприятный климат для релокации и стабильной жизни. Мы понимаем, что отток будет, но и тех, кто выберет эту страну как место для жизни, тоже будет прилично». 

Рапопорт не считает потенциальный отъезд людей серьезной угрозой: государство на Кипре поддерживает IT-коммьюнити, создает условия для релоцировавшихся бизнесменов. «Конечно, отток будет, но будет и приток, — считает Рапопорт, живущая на Кипре уже шестой год. – Это естественное течение”. Отъезд людей — это не риск, а норма, согласна Наталья Андреева: «одни родители уезжают, другие приезжают». Компании релоцируются надолго, обычно это двухлетние контракты. Чтобы бизнес решил вернуться в Россию, «должно произойти что-то совсем глобально хорошее, но вряд ли это случится скоро», — считает Андреева. По мнению Натальи, резко нарушить планы сможет внезапное ужесточение европейского законодательства или новая пандемия.

История Лизы и Антона, которые в марте уехали с девятилетним сыном Федей уехали в Ереван 

«Когда мы приехали, Федя неделю-две сидел без дела, — рассказывает Лиза. — Мы поняли, что дальше так продолжаться не может. В большом релокационном чате “Мамская помощь. Армения” все обсуждения сводились к тому, что есть армянские школы, где преподавание на армянском, а чтобы туда поступить, нужно сделать очень много. Никаких сил на это не было. В какой-то момент появился пост о школе «Перспектива». Я позвонила заместителю директора. На звонок ответила потрясающая Анна Валентиновна и сказала просто прийти в понедельник. 

Школа находится в маленьком домике почти в центре Еревана. Классы тоже были небольшие, с Федей училось человек восемь. Школа полностью русская, дети учились по тем же самым учебникам, по которым Федя учился в московской школе, причем все учебники им выдали. Вместе с продленкой это стоило 20 тысяч рублей в месяц. 

Все учителя были очень приятные, супердружелюбные. У Феди сразу появились друзья, и на продленке они гуляли под сенью абрикосовых деревьев. Когда оказалось, что мы уезжаем, все учителя очень расстраивались и, говорят, на педсовете даже обсуждали, как жалко, что Федя больше не будет ходить в эту школу.

От российской эта школа отличалась отношением. Все оказалось очень по-семейному. Это не комбинат по передержке детей, а место, где более творчески подходят к тому, чем их занять. Два раза в месяц у них были экскурсии, чего в московской школе не было никогда. Как будто это не только про школу, а еще и про комьюнити. Мне показалось, что все это было очень тепло и по-человечески».

Летом Лизе предложили работу на Кипре, и семья переехала.

«В начале июня мы приехали на Кипр. Компания, где я работаю, компенсирует расходы на обучение ребенка. Здесь есть греческие, английские и русские школы, — объясняет Лиза. В русскую школу отдавать Федю не хотелось, потому что, раз мы за границей, стоит погрузить его в языковую среду. Про греческие школы говорят, что они могут быть достаточно трешовыми с точки зрения дисциплины, к тому же, уроки идут на греческом.

Я стала обзванивать английские школы из списка, который нам дали на работе. Свободное место было в седьмой школе, куда я позвонила. Она называется American Academy School. Я сразу записала Федю в летний лагерь при школе, где в первую очередь учат английскому, делают поделки, каждую неделю ездят в боулинг или аэрохоккей. Часть учительниц киприоты, говорящие на английском, часть, по-видимому, украинки. В группе много русских и украинских детей.

Среда выглядит совсем не так, как в России. Школа состоит из одноэтажных домиков, один домик — один класс. По вторникам есть water fun — надо взять с собой плавки и водяные пистолеты, и можно обстреливать друг друга. Можно договориться, чтобы ребенка забирал и привозил обратно автобус, а в школу нужно собирать ланчбокс.

Программа будет сильно отличаться от московской. Все преподается на английском. Английского же как такового не будет, но есть такой предмет, как literacy. С какого-то момента добавляется второй язык, в нашем случае — французский. Кроме того, базово дети учат греческий язык».

Что будет дальше, Лиза и Антон не знают.

«Сейчас что-то планировать смешно. Ближайший учебный год мы хотим, чтобы я работала, а Федя учился на Кипре, а потом будем смотреть дальше. Поэтому не хочется выпадать из московской школы. Федя до сих пор не отчислен, мы общаемся с учительницей и надеемся, что в ближайший учебный год мы тоже будем немного там учиться, может быть, сдавать контрольные. Русский учить нужно точно, и, возможно, мы с Федей будем просто заниматься вдвоем. Пока мне не кажется, что это огромный культурный шифт. Новых друзей Феди зовут Арсений и Коля. У него есть серьезное преимущество для эмигранта: он легко заводит друзей.

Из нашего класса в армянской школе много семей вернулось в Россию. Мне кажется, это был временный всплеск, на панике. Я так поняла, из нашей московской школы никто не уехал — даже люди, про которых я думала, что они могут это сделать», — говорит Лиза.

 

август 2022

Читать далее похожие кейсы 

Как русские дизайнеры проектировали самый крупный детский клуб в Монако
La Berёzkа: как французские специалисты открывают школу в Москве

 

 

Image by rawpixel.com

 

Для улучшения работы сайта и его взаимодействия с пользователями мы используем файлы cookie
Понятно