Русский отменяется: в чем причина падения интереса к российскому образованию в Дубае

Дубай – это современный Вавилон. Приезжие составляют более 80% от всего населения. Это люди со всего мира: индийцы, пакистанцы, филиппинцы, египтяне, непальцы, есть и европейцы. Наших соотечественников, равно как соседей из других стран СНГ среди проживающих немного – точной цифры не знает никто, но звучат оценки в районе 50 тысяч граждан. Кажется, что число россиян среди жителей ОАЭ должно сейчас расти по известным причинам – но вот численность школьников в Русской Международной Школе (Russian International School), увы, сокращается. Причины этого противоречия глубже, чем кажется, а в основе – вовсе не пресловутая “культура отмены”. 


Школы в Эмиратах делятся на государственные и частные. Граждане страны могут обучаться в государственных школах, дети приезжих – исключительно в частных. На федеральном уровне работу школ контролирует Министерство образования. Но в каждом эмирате созданы собственные профильные структуры. В Дубае, например, это Управление по вопросам знаний и развития человеческого потенциала (Knowledge and Human Development Authority, KHDA), оно курирует все частные образовательные организации: и школы, и детские сады, и доп. образование, и ВУЗы. 

 

Русская школа была основана в ОАЭ 26 лет назад, по инициативе и на средства предпринимателя Наджибуллы Наджиба. Родившись в Афганистане, высшее образование он получил в Советском союзе, и не захотел расстаться с русским языком, даже переехав в Эмираты. До сих пор господин Наджиб поддерживает школу, не теряя веры в ценности фундаментального образования и русской культуры. В отличие от наших соотечественников… «В лучшие времена в школе обучалось до 500 детей, сейчас едва дотягиваем до 250», – рассказывает Марина Борисовна Халикова, директор школы. 

Русские, переехавшие в ОАЭ, склонны давать образование детям в английской языковой среде, в сообществе европейских детей. Академический образовательный результат кажется им менее ценным активом, чем социальное окружение. Поколение родителей современных школьников сформировалось в наши 90-ые – это непростой период безвременья, поиска новой идентичности, слома ценностей. Поэтому большой привязанности к русскому языку, культурному контексту у этого поколения родителей нет. Важнее «затеряться», раствориться в интернациональной агломерации, не привлекая особого внимания к собственным русским корням. Редкая семья, живущая в Дубае, заинтересована в сохранении родного языка у ребенка, еще реже россияне готовы погружать детей в русский культурный, ценностный пласт. 

Вторая причина падения спроса на русское образование в Эмиратах – ослабление экономических связей между Россией и странами Ближнего Востока. Достаточно интенсивный технологический обмен в прошлые годы регулярно поставлял школе детей «командировочных» родителей – тогда школьникам было важно не отстать от программы, вернуться через пару лет в родной город без потери качества образования. Сейчас совместных стратегических и коммерческих проектов между Россией и странами Персидского залива существенно меньше; а детей, включенных в российский образовательный цикл практически нет совсем.

Предыдущие тезисы, даже сквозь стройность логических обоснований, звучат так себе… Грустно, досадно от того, что «русский лифт» уже не работает в условиях интернационального сообщества. Добавим к этому «культуру отмены» последних пары месяцев и, может быть, уже пора отказаться от первого слова в названии «Русская Международная Школа»?  Важнее сохранить коллектив, опыт, высокую образовательную планку и пожертвовать национальной принадлежностью учреждения? 

«Это невероятно сложный вопрос», – отвечает Марина Халикова. Она по-прежнему считает, что русские корни – это  потрясающий ресурс, от которого отказываться глупо и странно. «Русская школа – сильнейшая в мире в области фундаментального образования; нам по-прежнему нет равных в математике, физике и программировании; мы в состоянии глубоко и научно (а не упрощенно и поверхностно) изучить, как устроен мир в целом. Никто не отнимет у нас и гуманитарного духа, опирающегося на все тех же Пушкина, Толстого, Чайковского, а еще Тарковского и, следом, Серебрянникова, Кабакова или Пелевина. Нам надо суметь это сохранить, даже здесь в Дубае … Но никто не отрицает и того факта, что мы должны быстрее двигаться в сторону мульти языковой среды, развивать «мягкие» и цифровые навыки, уже крепко встроившиеся в ДНК современного человека. У нас впереди много сложных и важных решений. Дорогу осилит идущий…»   

Хотели поговорить о прагматичном, об архитектуре, экономике школы за рубежом… а получилось как всегда: о большом и вечном. О любви к языку и Родине.   

Елена Аралова, генеральный директор ED Architecture, учредитель EdDesign Mag

НОВОЕ

NEW

По данным KHDA на май 2022 года, в Дубае зарегистрировано 220 частных школ. 40 работают по американской программе, 89 по британской, у 30 есть программа Международного бакалавриата (IB). Есть пакистанские и индийские школы, а также немецкая, итальянская, французская, китайская, австралийская, филиппинская, японская – и одна русская школа. Для всех из них обязательны уроки арабского языка, этики, морали, морали и основ ислама. Всем школам ежегодно присваивается рейтинг по трехбалльной шкале: результаты «приемлемые», «хорошие», «выдающиеся». Стоимость обучения варьируется в диапазоне от $10 000 до $30 000 за учебный год. Вся информация по частным школам (включая рейтинг и стоимость) открыто публикуется на сайте KHDA.

Русская международная школа расположена в Дубае, ведет образовательную программу на русском языке по программам федеральной политики РФ в области общего образования.  

Для улучшения работы сайта и его взаимодействия с пользователями мы используем файлы cookie
Понятно