Почему до сельских школ бывает трудно добраться, и как это исправить - EdDesign

Почему до сельских школ бывает трудно добраться, и как это исправить

По данным на начало 2021 – 2022 учебного года, в России насчитывалось около 40 тысяч школ. За последние шесть лет их стало на 12% меньше. Это связано как с укрупнением школ — когда несколько общеобразовательных учреждений объединяют под одним юридическим лицом — так и просто с закрытием. Больше половины всех школ — 23 тысячи заведений — находятся в сельской местности.

В среднем на 1 км² территории России приходится меньше одной школы. С наступлением холодов добираться до таких школ становится особенно трудно. EdDesign Mag изучил истории труднодоступных школ, а также спросил у специалиста по транспортному планированию и главы труднодоступного региона, как сделать путь до учебы легче.

 

Большинство труднодоступных школ находятся на крайнем Севере. В Якутии таких учреждений 40%. Ученикам 120 школ приходится преодолевать расстояние от 50 до 550 км, чтобы попасть на занятия. До некоторых школ можно добраться только по сухопутной зимней дороге или замерзшим рекам. Катя Готовцева из деревни Дыгдал сменила три вида транспорта, чтобы сдать ЕГЭ по французскому языку.

Тестирование проходило в районной школе в 125 км от Дыгдала. Дорогу размыло из-за паводка, весь путь состоял из обрывов: никакие машины не могли его проехать. От Дыгдала до соседнего села Балыктах Катя вместе с отцом семь часов ехала на лошади через лес, оттуда — еще семь часов на тракторе в село Кэптэни. Оставшийся путь преодолели на автомобиле. 

Село Дыгдал Якутия на лошади до школы

Фото: Катя Готовцева с отцом, село Дыгдал, Республика Саха (Якутия)

 

У всех школ есть нормативный радиус доступности. Для городов он составляет 750 м (СНиП 2 07 01-89). Для сел и малых городов – 500 м. Если ученику назначают школу, которая находится дальше, — это нарушение норматива. При этом отмечается, что радиусы общеобразовательных школ в сельской местности допускается принимать по региональным (территориальным) строительным нормам, а при их отсутствии по заданию на проектирование. 

По мнению Алексея Радченко, специалиста по городскому и транспортному планированию нарушением будет и объединение школ, когда часть объединенных зданий закрывается, а путь до оставшейся школы значительно увеличивается.  «Объединение школ, по московскому опыту, — это объединение только управленческой части, без объединения классов. Ученик продолжает ходить в то учреждение, в которое ходил всегда. Нельзя объединять сами здания», — рассказал EdDesign урбанист.

 

Чульман — один из крупнейших поселков Якутии с населением 7 500 человек. Здесь находились три средние школы, но теперь их объединили. Школу №21 сначала лишили юридического лица, присоединив к главной школе поселка — №7 — а потом и вовсе решили закрыть. Школа №9, наоборот, осталась только как юридическое лицо — ее здание развалилось. Ученики из закрывшихся учреждений вынуждены идти до единственной оставшейся школы несколько километров по федеральной трассе.

Фото: школа №9, Республика Саха (Якутия)


Транспортное плечо и изохрон: как сделать дорогу до школы комфортной еще на этапе проектирования 

 

Специалист по городскому и транспортному планированию Алексей Радченко: 

Школа — это не двор, а квартал: По современным принципам планирования школа становится центром района. Она может находиться около парка или на открытоv пространстве в центре территории, куда направлены пешеходные потоки. Дороги, в том числе велодорожки, идущие сквозным путем через парк, должны стекаться непосредственно к школе — это ключевая внутрирайонная активность. В отличие от привычной нам застройки, школа — это не двор, а отдельный квартал или часть большого квартала, парка или открытого пространства, куда можно зайти с разных сторон.

Подъезд как в аэропорту: большую роль играет подъезд к школе. Это дорога, которая используется только два раза в день: когда учеников привозят в школу и когда их отвозят домой. Улица не должна быть транзитной, чтобы не оказаться запаркованной машинами, если рядом, например, торговый центр. Во всех школах есть запрет на длительную парковку. Можно только подъехать, высадить кого-то и все. Линии организуются похожим образом, как в аэропорту. 

Транспортный изохрон и зонирование: необходимо выстроить транспортный «многоугольник» по времени доступа к объекту. Ученикам некоторых школ, особенно в равнинной и малоплотной местности, рекомендуют добираться на учебу на велосипеде. Это в четыре раза быстрее, чем пешком. Соответственно, время схлопывается в четыре раза, а площадь этого изохрона увеличивается в разы. За 10-15 минут в зону доступности попадает очень большой объем территории.

Транспортное плечо: Проблемы со школьными автобусами — одни из самых частых, с которыми сталкивается администрация школ. Такой автобус достаточно дорогой, чаще всего он один на школу. За каждым ребенком в школьном автобусе должно быть закреплено сидячее место, поэтому директорам нужно ограничить число учеников, которые они могут принять из соседних сел и городов.  Нужно учитывать и транспортное плечо — расстояние между начальным и конечным пунктами. Если оно очень большое, и автобус забирает по одному ученику из разных районов, кварталов или деревень, часть школьников будут кататься больше часа, а для других не останется места.

Карпулинг: Альтернатива школьному автобусу — это система подвоза, когда один родитель везет двух-трех учеников, не только своего ребенка. Иногда это договоренности семей, а иногда сама администрация выстраивает такие взаимоотношения. Карпулинг — это хороший способ для школы сэкономить, а для учеников — быстрее попасть в школу.

 

Сафаргулово — маленькая деревня в Башкирии, там живут 100 человек. Средней школы здесь нет, дети учатся в соседнем селе Инзер. Путь от одного населенного пункта до другого — 11 километров. Учеников должен подвозить школьный автобус, однако он следует из еще более дальнего села, поэтому для школьников из Сафаргулово не остается места. 

Часть учеников вынуждены добираться пешком — через деревню Ново-Хасаново и по мосту через реку Малый Инзер. Школьники идут по железнодорожным путям: так получается быстрее — не 11 километров, а восемь. 12-летний Арсен и 9-летний Ильназ рассказывали, что ходили так два месяца, когда некому было их довезти. 

Решение предложил директор школы Рафис Идрисов, когда одна из жительниц обратилась к региональным активистам. Договорились с администрацией школы из села Манышта, которое находится ближе к Сафаргулово. Теперь учеников будет возить их автобус.

Фото: село Инзер


Вертолетная площадка вместо школьной остановки: как регулярный авиапарк поможет кочевым школам

 

Лена Степановна Иванова, глава Оленекского района в Якутии: 

Как добраться до кочевой школы: Оленекский эвенкийский национальный район имеет очень большую территорию, почти 318 000 км². В муниципалитете четыре населенных пункта, и в каждом есть школа. Две из них, Жилиндинская и Эйикская средние школы, находятся в отдаленных местностях. Для детей оленоводов и чумработниц — женщин, занимающихся обустройством жилья оленеводов — есть кочевые детсадовские группы и кочевые школы. Они располагаются в палатках оленеводческих стадов. Республика спроектировала и обеспечила такие школы модульным учебным классом. 

Одна из кочевых школ располагается и у нас в муниципалитете, это филиал ​​Харыялахской МБОУ СОШ. Она функционирует уже больше 30 лет. Дети учатся там, как в школе-интернате: приезжают осенью и остаются на бóльшую часть года. Чтобы попасть туда, ученики вместе с родителями преодолевают путь в 200-300 км. В другой сезон попасть туда проблематично. В кочевой школе можно учиться до 5-6 класса, когда уроки ведет только один учитель. В старшем возрасте, когда оленстада приближаются к населенным пунктам, учеба заканчивается, и ребята могут перейти в станционарную среднюю школу. 

В их числе — школа в Эйике, в 2 часах лету от Оленька. Когда есть зимняя дорога, добираемся до СОШ из Оленька на машине за 1-2 суток. Как только теплеет и лед оттаивает, попасть туда можно лишь вертолетом. Причем рейсы нерегулярные — вертолет летает, когда набираются пассажиры.

Малая авиация и регулярные авиарейсы: Направить в районные школы вертолеты — задача администрации. В районном бюджете мы предусматриваем два вылета в оленстада и труднодоступные школы двух транспортных средств. Это стоит 9 миллионов — на то, чтобы привезти детей к началу учебного года и потом увезти обратно. И это не вертолеты администрации, ими нас обеспечивает Мирнинское авиапредриятие.

Улучшить транспортную ситуацию могли бы регулярные авиарейсы, хотя бы один раз в неделю вне зависимости от времени года. В места размещения оленьих стад необходимо привлекать малую авиацию, чтобы летать мобильными группами. В Оленьке просто не хватает авиапарка, поэтому летом люди там застревают.

 

Из труднодоступных районов крайнего Севера детей отвозят в интернаты ближайших городов и поселков, на полуострове Ямал, например, таких 25. В тундре почти нет школ, поэтому детям приходится уезжать на все время учебного года. Большинство учеников перевозят на вертолетах. 

В Якутии похожая ситуация: одна из средних школ расположена в поселке Эйик Оленекского национального района, в 540 км воздушным путем от районного центра, села Оленек. Население поселка — всего 376 человек. Часть учеников приезжают в школу из Оленька или близлежащих деревень, ведь средних и старших школ в национальном районе очень мало. Для этого им приходится преодолевать более 500 км на вертолете, а зимой — по автомобильной зимней дороге, на грузовике или снегоходе. Общежитие и интернат в школе не предусмотрены.

Фото: экспедиция «Настоящие люди», А. Терёхина, на стойбище – школа (слева), дом учительницы (в центре) и семьи (справа); ученики и подготовка к школе


В школу на поезде дальнего следования

 

В 2018 году восьмиклассница Карина Козлова из села Пояконда в Мурманской области получила собственную остановку поезда. В населенном пункте живет не более 50 человек, Карина — единственный ребенок школьного возраста. Ни школы, ни медпункта, ни магазина в селе нет. Карина ехала час на электричке до остановки школьного автобуса, оттуда — еще несколько километров до поселка Зеленоборский, где находилась школа. 

Возвращаться обратно тем же путем не получалось: электричка отправлялась слишком поздно, в семь вечера — таким образом Карина приезжала домой после девяти. Можно было добираться скорым поездом, который делал в Пояконде техническую остановку на 1 минуту, но с 1 декабря эту остановку отменили. 

Тогда мама ученицы обратилась в местный департамент образования. Ради единственной школьницы в расписании поезда дальнего следования «Мурманск — Санкт-Петербург» утвердили остановку «Пояконда».

Фото: село Пояконда

Для улучшения работы сайта и его взаимодействия с пользователями мы используем файлы cookie
Понятно