Детская площадка «Затонувший корабль» от «Бюро Чехарда»

С предложением спроектировать детскую игровую зону в виде корабля к «Бюро Чехарда» обратилась IKEA. Зона должна была  расположиться в торговом центре МЕГА Теплый Стан в Москве. «Мы уже делали детскую площадку для этого заказчика в Екатеринбурге, и местный архитектор рекомендовала московским коллегам обратиться к нам», – поясняет архитектор и со-основатель бюро Дарья Бычкова.


Вообще-то «Чехарда» не работает с проектами, в которых стоит задача воспроизвести конкретный образ, и активно пропагандирует эту позицию. Однако ради проекта «Затонувший корабль» в бюро решили отойти от этого принципа. «Возникла идея взять потерпевший крушение парусник «Васа» как прототип центрального образа корабля, предложенного заказчиком, – продолжает Дарья. – Мы согласились создать «дословный образ» корабля, но настояли на том, чтобы сохранить архитектурный подход к формированию пространства».

«Васа» – это старинное шведское судно, которое было одним из самых крупных и дорогостоящих боевых кораблей государственного флота, но затонуло во время первого же выхода из Стокгольмской гавани в 1628 году. Это важное историческое событие для Швеции: сейчас из корабля «Васа», поднятого с морского дна, сделан музей, – поэтому способность бережно обеспечить сходство с ним была важна для IKEA.

У проекта было несколько сложностей. Первая состояла в том, чтобы создать не прямую копию, а объект, напоминающий «Васу». Вторая заключалась в расположении самой игровой зоны. Площадка находится в центре детского кластера торгового центра, в проходном холле, который постоянно пересекают люди, поэтому ее нельзя было сделать единой конструкцией.

«Для решения этих задач мы предложили корабль, разломленный надвое, словно часть его находится под водой. Чтобы сформировать центр притяжения, мы создали масштабную конструкцию, носом упирающуюся в потолок», – говорит Дарья Бычкова. По ее словам, архитекторы «Чехарды» делали не просто «Статую Свободы», на которой будут висеть все дети, а затягивающее в себя пространство, в котором есть несколько объемов (нос, корма) и несколько игровых уровней и измерений: например, подвесные сети, находящиеся в другом измерении относительно конструкции корабля. «Благодаря такому решению мы расширили диапазон сценариев и пространство для игры, устроили несколько видовых точек», – добавляет Бычкова.

У площадок в торговых центрах есть своя специфика: обычно это проходные зоны, от которых никто не ожидает ничего особенного. Однако когда торговый центр  позиционируется как место для встреч, где можно провести весь день, площадка становится местом притяжения. По аналогии с центральной площадью небольшого городка.

«Площадка – это место отдыха, смены обстановки, переключения сознания. Мы давно лелеем мысль о коллаборации с музеями. Хочется создавать площадки в торговых центрах в сотрудничестве с Третьяковкой, Пушкинским музеем, Музеем современного искусства. Это позволило бы посетителям сбросить утомление от неоновых вывесок, от огромного ассортимента товаров. Контакт с развивающими элементами, с предметами искусства активизирует другие отделы мозга, помогая развеяться. Нам очень интересно поработать с обыгранными в объёме картинами или слепками с оригинальных скульптур», – говорит Дарья Бычкова.


Не упрощать модель реальности

 

Принцип «Бюро Чехарда» – относиться к детям как к партнерам, которым нельзя предлагать упрощенную, мультипликационную копию реальности. «Мы не пытаемся продать детям фейк – вместо этого мы создаем для них полноценное архитектурное произведение. Поэтому образ корабля мы сделали максимально приближенным к реальности, насколько это позволили требования безопасности и бюджет. Это не мультяшный кораблик, а самый настоящий корабль, по которому можно изучать строение судов и элементы оснастки. Здесь, на этой площадке, дети чувствуют, что им предлагают прикоснуться к настоящему», – говорит архитектор.

В бюро отнеслись к кораблю как к инженерному сооружению. Изучили, как строились корабли, и создали не только те детали, которые необходимы для придания внешнего сходства, но и конструктивные элементы. В результате получилась исторически достоверная модель, на которой можно изучать азы кораблестроения.

Залезая внутрь, дети видят шпангоуты, поперечное сечение, продольные стрингеры – как на настоящем корабле. Есть даже разводка труб из состаренной меди. Подлинность акцентирована и в деталях корабля через различные аутентичные элементы. Например, в палубу вмурованы подлинные монеты из разных стран – как напоминание о том, что корабль был призван бороздить просторы океанов.

«Мы скупали на блошиных рынках настоящие ржавые гвозди, замочки, скобки. В поисках оригинальных деталей с кораблей пришлось прочесать весь интернет. Мы нашли настоящие старинные раструбы корабельных переговорных труб. Даже в состаренном виде современные аналоги не дали бы такого эффекта как оригинальные вещи с кораблей, «понюхавших» крепкого морского ветра», – говорит Дарья Бычкова.

 

 

Самое интересное инженерное решение проекта, как считают в «Бюро Чехарда» – это небесные сети. Архитекторам удалось растянуть цилиндрические тоннели из мягкой металлической сетки общей протяженностью 27 метров по принципу вантовых мостов – на высоте четырех метров от земли (самая высокая точка находится на расстоянии 4 м 50 см от пола). Получилась конструкция, не имеющая аналогов во всем мире.

«Для чего мы использовали крепление на вантах? Чтобы, когда лазаешь внутри сетей, создавалось ощущение колыхания, волнообразных движений. На этапе проектирования мы делали очень сложные расчеты, но окончательно подбирали угол и силу натяжения вант уже на площадке. И форма сетей получилась именно такой, как мы задумали», – отмечает Дарья Бычкова.

Консольный нос корабля опирается на сломанную мачту.Поэтому, несмотря на большой угол уклона основной конструкции (около 45°) и ее высоту (7,5 метров), архитекторы смогли создать очень устойчивую структуру.


Натуральные материалы и пожарные нормы

 

Базовые материалы, которые  «Бюро Чехарда» использует для строительства площадок, всегда одинаковые: дерево, металл, канаты. На этой площадке есть и несвойственные для «Чехарды» материалы: мозаика из натурального камня и смальты, глазурованная эмаль.

Но особую роль на «Затонувшем корабле» играют металлические сети. Обычно они выполняют функцию заграждения, но на этот раз из них сплетена «небесная сеть» – высотный тоннель-лабиринт.

С особым вниманием отнеслись к обшивке корабля из дерева. Архитекторы стремились к тому, чтобы она не выглядела новой, но одновременно не хотелось достигать эффекта состаренности бутафорскими пятнами и червоточинами. В итоге доски подвергли такому воздействию среды, что они, оставшись прочными и цельными, приобрели сероватый оттенок благородной седины. «Этот метод мы разработали самостоятельно в результате многочисленных тестов. Также, работая над обшивкой, мы освоили термический способ сгибания древесины и теперь будем применять его на других площадках», – отмечает Бычкова.

На выбор основных материалов повлияли нормы пожарной безопасности: для закрытых пространств нормы жёстче, чем для уличных. Чтобы не превысить пожарную нагрузку, бюро пришлось использовать меньше дерева и больше металла. От некоторых решений и вовсе пришлось отказаться. «Изначально мы хотели замуровать монеты, ключики, замочки в прозрачный пол из эпоксидной смолы, но он не прошел по нормам как легковоспламеняющийся материал. Пришлось ограничиться тем, что мы разместили небольшие предметы по углам и по палубе корабля, предложив детям сыграть в охоту за сокровищами «Васа», словно рассыпавшимися во время крушения корабля», – рассказывает Дарья Бычкова.

Карта Стокгольма, где под стеклом песок и железные шарики, которыми можно рисовать с помощью магнитных ручек

 

 

Для улучшения работы сайта и его взаимодействия с пользователями мы используем файлы cookie
Понятно