Третий учитель: как сделать мебель частью учебного процесса - EdDesign

Третий учитель: как сделать мебель частью учебного процесса

Казахская Astana Garden School и балийская Academy of light, Европейская гимназия, расположившаяся в типовой панельке в Москве, и сеть школ Smart School, арендующая первые этажи новостроек и загородные коттеджи, а также петербургская Моя школа в историческом памятнике на Новой Голландии. Мы изучили интерьеры пяти разных школ, чтобы понять, как сделать мебель частью образовательной экосистемы. 


Пару лет назад директор екатеринбургской школы «Многоточие» попросила дизайнеров спроектировать один из классов без учительского стола. Вместо него было решено поставить тумбочку для методичек и стул-седло на колесиках, на котором учитель перемещался бы по классу. «В формат этой школы идея отлично вписалась. Там ученики с учителями были «на ты», давали друг другу прозвища. Но сможет ли, к примеру, 60-летний мужчина разъезжать на стуле и обходиться без стола?», – рассказывает дизайнер, основатель студии Архбука Евгений Головко

«Как только мы ставим парты в кружок и рассаживаем детей лицом друг к другу, педагогу нужно отказаться от фронтальной позиции. Он уже не может пользоваться обычным столом и стулом. Встает вопрос – насколько мы сами готовы учиться новому, и насколько мы в этом смысле понимаем ребенка, которого учим», – согласна основатель сети школ Smart School Мария Вальганова.

«Ты придумываешь не мебель, а экосистему, частью которой является эта мебель», – объяснял руководитель кафедры «Дизайн мебели» Академии имени С. Г. Строганова, сооснователь бюро CheburDesign Кирилл Чебурашкин во время прямого эфира в EdDesign Mag. Потому что мебель для дошкольников – это одно, а для младшей школы – совершенно другое, потому что разные школы исповедуют разные принципы и педагогические системы, потому что в школах разные метражи и бюджеты разные.

Это текст о том, что школьная мебель — не внешнее обстоятельство, с которым педагогам и ученикам надо как-то справляться, а часть образовательного сценария, процессов, которые будут в этой школе происходить. О том, что «школьной мебели» вообще не бывает.


Astana Garden School: интерьер настраивает на образование

Место: Нур-Султан (Астана), Казахстан // Принципы: поддержание «аппетита к учебе» через среду, яркость, функциональное зонирование, внимание к отдыху и разгрузке 

 

Дети проходят мимо класса и через витражное окно видят, что происходит внутри. Это зажигает в них желание заниматься. Мы стараемся сделать так, чтобы мебель и обстановка «прогревала» ребенка – пользуемся стильной мобильной мебелью сочных, «вкусных» цветов. Так появляется «аппетит» к учебе.
Нурмухаммед Досыбаев, основатель и директор Astana Garden School
Нурмухаммед Досыбаев

Про здание: Здание школы площадью 13 000 квадратных метров, рассчитанное на 900 учащихся, возведено с нуля казахской компанией “Астанагражданпроект”. Для оформления интерьера заказчики привлекали местных и зарубежных дизайнеров, в том числе Евгения Головко. Кампус состоит из трех корпусов с переменной этажностью - от 3 до 5, спортивного и лабораторного комплексов. 

 

Про образовательные интерьеры: Школьная программа предусматривает активное сотрудничество детей во время уроков. Поэтому решено было закупить персональные трапециевидные парты, которые легко можно соединить для групповой работы. Однако дизайнер Евгений Головко, который занимался оснащением мебелью классов, заметил, что некоторые учителя по-прежнему практикуют фронтальную работу. «Учителя согласно кивают головой, но столы так и стоят неподвижно. Но для работы группами педагоги используют пространства за пределами класса, которых в школе множество», - говорит Головко. Обнаружив это, дизайнер спроектировал новую конструкцию для групповой работы - большой стол волнообразной формы с ящиками для бумаги, розетками и ячейками для горшков с цветами. За ним можно работать группами или поодиночке.  

 

Про внеучебное пространство: Большую часть учебного года в Казахстане холодно, так что пространство для отдыха и разгрузки устроили прямо в школе – в цокольном этаже. Вместо обычных узких коридоров спроектировали между классами широкие пространства с нишами, в которых расположили кадки с настоящими деревьями. Под ними можно посидеть на лавочке или пуфе. Пространство для отдыха легко трансформируется в конференц-зону для мероприятий. 

 

Фото предоставлены Astana Garden School 

 

Про мебель для учителей: В Astana Garden School все предметы преподаются на английском языке. Работают здесь местные педагоги, вернувшиеся на родину после окончания западных вузов. Миссия школы – поднять статус учителя в стране и уважение к нему. «Учителя - наш локомотив, на них все держится. Они капризные. Но мы внутренне радуемся, что они проявляют себя», - говорит Нурмуххамед Досыбаев. Когда при проектировании кабинетов в новом здании школы учительскую для преподавателей старших классов решили сделать на первом этаже, педагоги запротестовали. «Они хотели иметь возможность отдыхать подальше от детей. Кроме того, в комнате на первом этаже было слишком мало места. Тогда мы вместе выбрали для них тихое место на верхнем этаже с прекрасным видом», - рассказывает менеджер. В уютный лаунж с кухней, пространством для отдыха и индивидуальной работы даже пришлось покупать новые рабочие столы. Первый вариант – групповые модели для коворкинга, педагоги отвергли, сославшись на необходимость уединиться. В результате у каждого появился свой отдельный стол. 

 


Уход ИКЕА, проблемы с Европой, сколько стоит стул

Основные потребители детской мебели - это школы, детские сады, и, в меньшем объеме, детские центры. Среди производителей выделяется не больше пяти игроков, которые покрывают большую часть спроса за счет своих производственных мощностей, говорит Евгений Головко из бюро Архбука.

«Есть несколько производств индивидуальных изделий: мы работаем с такими в Питере и Москве, интересуемся производствами в Екатеринбурге и Новосибирске, - продолжает он. - Эти фабрики готовы выполнять все по рабочей документации, которую мы предоставляем: запаянная кромка, скругленные углы, и так далее. Но мощностей хватает не всегда. Поэтому запрос на тираж, например, 90 парт, может вызвать затруднения».

 

Иллюстрация: Варвара Аршинова 

Уход ИКЕА, в которой закупалось много кастомных школьных проектов, а также проблемы с поставками мебели от европейских производителей, возникшие после 24 февраля, обуславливают поворот рынка на восток: школы с деньгами ищут поставщиков в Китае, Турции. Часть игроков видит в этой ситуации потенциал для роста внутреннего производства кастомной мебели. Кроме Марии Вальгановой из Smart School о намерении открыть свою фабрику рассказал Евгений Головко: он с партнерами рассматривает Петербург и ещё пару площадок в Сибири, чтобы адаптировать стоимость изделий. «Делаем базовый перечень мебели. Скоро сделаем первые драфты изделий. Пока, конечно, очень много вопросов, но устные заявки есть, и мы видим потребность рынка», - говорит он. 


 

Про общественные пространства: Традиционный и новый подходы столкнулись и при обустройстве школьной библиотеки. При проектировании здания для нее нарисовали обычную матричную систему - место по метражу отвели только для хранения книг и чтения. Головко предложил учесть разные потребности пользователей – не только почитать, но и порисовать, отсканировать книги, которые не выдаются, провести лекцию. Однако заказчик поначалу не понял, зачем организовывать в библиотеке такое сложное пространство, да и места для всех этих занятий заранее не заложили. 

«В современной библиотеке недостаточно просто разместить определенное количество книг. Но проблему места для разных активностей легче решать на стадии проектирования здания, чтобы потом не играть в «пятнашки», - говорит Евгений Головко. Заказчик в результате к мнению дизайнера прислушался. 

Фото предоставлены Astana Garden School 


Academy of light: учеба в позе лотоса 

Место: Бали // Принципы: баланс активности и пассивности, внимание к собственному телу, разные варианты мебели и посадки в одном помещении 

 

Перебравшись на Бали, стали наблюдать за тем, что происходит в местных школах, и как идеи увязываются со средой. Увидели, что в младших классах дети сидят в позе лотоса за специальными маленькими партами. Но поскольку долго в таком положении сидеть трудно, они постоянно меняют позу. Этот подход очень созвучен учебной программе Academy of light. Детей учат писать как правой, так и левой рукой, а значит, им приходится чуть наклоняться то влево, то вправо. В школе практикуется релаксация – отдых на полу или прямо сидя за низкой партой в позе лотоса, положив голову на руки. Азия научила нас гармоничному сочетанию активности и пассивности.
Елена Трач, сооснователь школы Academy of light
Елена Трач

Про историю школы: Сейчас в «кочевой» школе Елены Трач и Алексея Суслова во время урока можно не только сидеть, но и стоять, и даже лежать. Но в 2006 году, когда они оснащали свою первую школу-полупансион в украинском городе Днепре, не задумываясь, купили обычную школьную мебель – парты, стулья, скамейки. На уроках дети сидели «как положено», а домашнюю работу делали в самых разных позах. «Многие трудились, лежа на ковре, на животе. Некоторые делали чуть ли не стойку на голове», - вспоминает Елена Трач. Парты в тот момент менять не стали, но и ковры не убрали – позиция на животе с приподнятой головой полезна для осанки. Academy of light пережила уже несколько глобальных переездов. Из Днепра школа перебралась в Карачаево-Черкессию, затем в Подмосковье, оттуда 8 лет назад - на Бали. Вместе с основателями школы частично кочует и ее педагогический состав. Сейчас в школе работает одна из их первых учениц.

 

Про здание: После нескольких переездов в пределах острова Academy of light обосновалась в отдельном двухэтажном здании с персональной охраняемой территорией. Она имеет три отдельных входа. Пять комнат отведены под классы, для больших мероприятий есть два общих зала. На территории есть бассейн, площадка для костра, учебные мастерские, медицинский пункт и зал для танцев и физкультуры. 

 

Про внеучебное пространство: День в школе (здесь учатся 40 детей с 7 до 17 лет и работают 10 педагогов) начинается в свободном от мебели зале с со-настройки в «низкой позиции». Ученики и учителя садятся в круг на полу на персональных подушечках (пол кафельный, так что его иногда застилают еще и циновками), делятся ощущениями и готовятся к новому дню. 

 

Про образовательные интерьеры: Наблюдая за учащимися в новых, «южных» условиях, основатели школы стали лучше понимать, какие именно элементы им действительно необходимы. Например, в младших классах, где дети очень подвижны и быстро устают, нужны маленькие парты и мягкий ковер-конструктор, на который они могут быстро перейти во время занятия с педагогом. В то же время старшеклассники часто встают во время урока, но работать так за партой обычной высоты им неудобно. Тогда в классах собрали мебель для несколько вариантов посадки – обычные парты, маленькие столики для сидения на полу и стойки-конторки с подъемным механизмом на одного и несколько человек. Мебель для школы изготавливают по заказу на острове местные мастера, с материка основатели привезли с собой только лабораторное оборудование и обучающие конструкторы. 

в каких школах можно вертеться на стуле

До переезда на Бали в Academy of light использовали трапециевидные парты, которые можно сдвигать для групповой работы. Но перебравшись на восток, супруги поняли, что такие парты можно вполне заменить ковром-конструктором. Индивидуальную часть работы дети могут выполнять за общим большим столом. Он обязательно имеет округлую форму и это напрямую связано с особенностью школы. Дети объединены в разновозрастные группы, в которых старшие помогают младшим, а отсутствие у мебели углов облегчает передвижение. 

Со временем в классах решили поставить не только обычные стулья, но и табуретки. «Мы заметили, что дети часто предпочитают именно вариант без спинки. Табуретка дает ощущение свободы и хороший тонус. В нашей школе ребенок имеет право даже полежать. Тело всегда чувствует, когда ему нужно расслабиться», - говорит Елена Трач. При этом учитель специально проговаривает ситуации, в которых нужно собраться. И если ребенок вдруг «растекся» на стуле или на ковре, учитель предлагает ему пересесть на табурет. В школе принято сидеть или стоять, если ты участвуешь в дискуссии, работаешь в группе или в паре. 

Если учителю потребовалось провести часть урока во «фронтальной» позиции, он рассаживает учеников полукругом (не рядами и не в шахматном порядке, как обычно бывает) и раздает всем планшеты для записи. Так все находятся в равной позиции. 

Фото предоставлены Academy of Light 


Smart School: между лофтом и стандартным классом 

Место: Москва и Подмосковье // Принципы: упор на академические знания в психологически здоровой среде, гибкость подходов, нацеленность на результат 

 

В процессе работы мы поняли, что так же, как и детей, нужно очень тщательно «растить» педагогов. Недостаточно просто любить учеников, нужно адекватно воспринимать свои дефициты и работать с ними, развивать социально-эмоциональный интеллект и коммуникацию, но также быть готовым к групповой работе с детьми – фасилитации. А это напрямую связано с мебелью.
Мария Вальганова , основатель сети школ Smart School
Мария Вальганова

Про историю школы: Первым порывом основательницы сети школ Марии Вальгановой было отказаться от всех стандартов, в том числе в дизайне помещений. В 2016 году ее захватила идея relaxed learning. Первая школа напоминала коворкинг в модном лофте. Прозрачные стены, вместо парт – общий круглый стол. «Пространство больше было похоже на дом. Английским дети занимались, лежа на ковре. Родителей такая среда шокировала. Они опасались, что здесь не будет никакой учебы. На школу это не было похоже», - вспоминает предприниматель. Для «расшколивания» такой подход подошел идеально, но для отстройки долгого образовательного процесса – нет. Коллектив школы на опыте убедился, что слишком свободный подход не способствует восприятию системных академических знаний.  

Педагоги стали стремиться создать более серьезную среду, подсобрать детей. Чтобы сконцентрироваться на академических результатах и развитии не только soft, но и hard skills, перешли к классической сетке уроков и обустроили для работы небольшие кабинеты с фронтальным расположением парт. «В тот момент мы отказались от предположения, что хорошая среда помогает «прилепить» знания любому ребенку, и стали практиковать отбор детей при приеме в школу», - говорит Вальганова. 

 

Про здание: Сеть Smart School сейчас состоит из более чем 20 школ, расположенных в разных городах России (большая часть из них развивается по франшизе). Собственных филиалов у нее пять, они находятся в районах Москвы и Подмосковья. Все здания арендованные и выглядят по-разному: некоторых расположились в коттеджах, похожих на маленьких замки, некоторые - на первых этажах современных новостроек. «Мы сейчас пытаемся синхронизироваться: чтобы дизайн во всех школах смотрелся в едином концепте, - говорит Мария Вальганова. - Также мы зашиваем в договор (о франшизе) покупку именно нашей мебели, так как на предыдущих этапах развития все школы имели возможность покупать различную мебель».  

 

Про образовательные интерьеры: Из поездки в Финляндию предприниматель вернулась с новым взглядом - элементы мягкие, удобные, расслабляющие должны иметь в школе свое место и отделяться от учебных зон. Учителя сосредоточились на изучении индивидуальных потребностей ребенка. Оказалось, что мебель в классе нужно двигать, но места для этого недостаточно. Тогда в Smart School увеличили размер кабинета почти вдвое – с 15-18 кв.м до 30 кв.м. Появились пятиугольные парты, удобные для сочетания автономной и групповой работы, в рекреациях - ширмы-перегородки с прорезями для хранения пуфов и подушек. Для учеников, которым требуется двигаться в течение урока, приобрели специальные крутящиеся и качающиеся стулья. «Мы осознали, что мебель может быть нашим помощником», - говорит Мария Вальганова. 

Некоторое время назад Smart School стала производить для своих школ парты и стулья собственной конструкции. Идею Вальганова взяла у финской Isku, методом проб и ошибок определила, какой размер столешницы для школы является оптимальным. Главное их качество – легкость, устойчивость и прочность, чтобы ребенок сам мог подхватить и переставить. Сейчас Мария решила зарегистрировать бренд, и запускает серийное производство. 

 

Про параллельный импорт и бизнес-культуру турецких фабрик: развернуть комментарий Елены Араловой

Отечественная школьная мебель за последние пару лет сделала эстетический рывок. Теперь это не тяжелые советские парты, а вполне симпатичные мобильные столики и стульчики. Однако, их эргономика и функциональность по-прежнему сильно страдают. Этот факт «открывает» двери европейским фабрикам, сохраняющим свое присутствие на российском рынке. Пикирующий курс евро сделал «иностранцев» еще доступнее. Какая-то часть этих игроков ушла с рынка по идеологическим или этическим соображениям, но многие остались, в том числе главные «школьные» игроки  – немцы и финны. Все-таки «образование – вне политики». 

Мы по-прежнему активно завозим иностранную школьную мебель и оборудование, не используем никаких серых схем или параллельного импорта. Сроки производства и доставки радикально не изменились (плюс пара недель к старым срокам). Но добавилось много бумажной, административной работы и страха от неопределенности новых правил.

Мы сделали тестовые закупки в Китае и Турции. Цены на 30-40% дешевле европейских фабрик, но дороже отечественных. Но здесь есть своя специфика: у фабрик практически нет собственных школьных коллекций, но много, деликатно скажем, «реплик». Ребята изготовят тебе любой стул-стол по аналогу, с более привлекательной ценой. Но не каждый сознательный заказчик готов купить продукт, дизайн которого так схож с известными брендами. Этическая планка у всех разная. И нужно подготовиться к специфической деловой культуре: не все турецкие фабрики способны перевести инвойсы на английский, каждый второй может позволить себе изменить цены даже после внесенного аванса. Но качество мебели вполне достойное. Не зря подавляющее большинство частных школ Казахстана, Узбекистана давно отдают предпочтение турецкой мебели, и их оснащение выглядит вполне достойно. Подозреваю, у них есть свой альтернативный язык коммуникаций и огромный запас терпения, невозмутимости.

 

Про мебель для учителей: Со временем школа достигла баланса в интерьере. Большие помещения научились делить на несколько кабинетов при помощи звукопоглощающих штор из поролона и ткани. Пространство классов разбили на зоны – для обучения, игры, хранения вещей. 

Методические материалы должны быть доступны и легко заменяемы в течение года. В начальной школе Smart School предметники применяют тележки для материалов, купленные в ИКЕА. В то время, как дети не меняют класса, учителя перемещаются по кабинетам. 

Фото предоставлены Smart School 


Европейская гимназия: спорт и чтение в одном пространстве  

Место: Москва // Принципы: открытость, горизонтальность, эклектика, отказ от стандартов 

 

Странно, что в классах одинаковую мебель всем ставят, что следуют этой стандартизации. На самом деле хорошо, когда в классе вся мебель разная - как дома. В гимназии можно встретить одновременно и парты, и конторки для работы стоя, и пуфы, и обычные стулья. Мы хотим преобразовать школу как институт и за основу взять наш ценностный ряд: и дизайн лишь одна из граней этого преобразования.
Иван Боганцев, директор Европейской гимназии
Иван Боганцев

Про здание: Основное здание частной Европейской гимназии школа получила от государства в управление в 2014 году. Это типовая четырехэтажная панельная коробка, бывшая спортивная школа, какое-то время пустовавшая. Школа меняет это пространство постепенно: параллельно с изменениями в учебном процессе и появлением свободных денег. 

 

Про пространства для учителей: Эклектичная образовательная среда  Европейской гимназии сочетается со стандартизированным подходом к мебели для управленцев. В административном блоке Боганцев устроил открытое пространство без стен с одинаковыми столами. Стол директора такой же, как и у остальных. И не всякий сможет определить, где он находится. Это, по словам директора, облегчает коммуникацию с детьми. «Я могу работать за любым свободным столом. И в этот момент ко мне может спокойно подойти ученик и показать свой проект на компьютере. У него не будет никакого психологического препятствия», - объясняет Боганцев. 

В стремлении к открытости директор гимназии порой натыкается на «границы», которые устанавливают учителя. Например, Боганцев долго пытался объединить в единое целое пространство начальной школы и сделать его открытым для внешних глаз. Учителя выступили  против, проект не состоялся. «Для меня было очень большим удивлением, когда мы проектировали мебель в учительской, и оказалось, что учителям очень важно поставить прямо при входе большой шкаф. Они объяснили мне, что им очень важно иметь защищенное от детских глаз место», - вспоминает директор. Он и на этот раз пошел учителям навстречу. 

 

Про общественные пространства: «Что может быть милее ребенка, спящего на диванчике в библиотеке. Все говорят, что так  нельзя. Но это же хорошо!», - считает директор Европейской Гимназии Иван Боганцев. В школьной библиотеке можно не только спать, но и заниматься активными видами отдыха. Несколько лет назад это была обычная библиотека с книжными полками, но учителя младших классов пришли к директору с просьбой изменить пространство. Им хотелось заманить в библиотеку начинающих читателей.

Основатель компании PLAYPLY Мария Карасик и дизайнер Екатерина Рихирева, которые занялись проектом, исходили из двух потребностей - детям нужно много движения, но при этом им иногда требуется место для уединения, а таких мест в учебных заведениях, как правило, немного. В школе спроектировали «лазательную» библиотеку. В нижнем ярусе – мобильная мебель для занятий и встреч с интересными людьми, а также полки с книгами. Наверху можно уединиться и почитать. «Я до сих пор общаюсь с библиотекарем, и знаю, что популярность библиотеки повысилась. Это точка притяжения в начальной школе», - говорит Мария. 

Фото предоставлено Европейской гимназией


«Моя школа»: осознанность в освоении пространства 

Место: Санкт-Петербург, остров Новая Голландия // Принципы: стремление к самостоятельности, обучение сотрудничеству 

 

Разнообразие накладывает на взрослого ответственность. Ведь гораздо проще посадить ребенка за обычный стол и дать ему ручку. Важно чтобы школа с учителем изначально договорилась о принципах работы, в частности, о гибком подходе к работе, гармоничном соотношении свободы и правил.
Елена Смирнова , основатель школы 'Моя школа'
Елена Смирнова

Про историю школы: Первые пару месяцев после открытия «Моей школы» школы в коворкинге царил хаос, рассказывает основательница Елена Смирнова. Ученики не понимали, как на самом деле работает пространство: как использовать пуфы, кресла, ковры и зоны купе. «Дети просто переставляли все хаотично, беспорядочно таскали мебель. Тогда в работу включились учителя. Они объяснили, какие элементы подходят для решения разных задач. Всегда должна быть причина, почему ты это делаешь. Не нужно катать пуф как мяч, он нужен для того, чтобы расслабиться или почитать», - говорит Елена Смирнова. Месяца за полтора дети адаптировались, и работа в коворкинге вошла в осмысленное русло.   

 

Про здание: Школа открылась в 2021 году. Она занимает трехэтажное здание площадью 700 кв. метров (исторический памятник) на острове «Новая Голландия». При проектировании пространства на 48 учеников, Елена решила разбить помещения на два типа – классические и гибкие (к ним как раз относится коворкинг, в котором можно проводить занятия для детей разного возраста). 

 

Про образовательные интерьеры: «Сделайте пространство школы свободным холстом с нейтральной мебелью. Не навязывайте определенную эстетику. Не стоит строить шкаф в форме космической ракеты. Лучше дать свободное пространство, где ребенок сегодня создаст космос, а завтра - лес», - говорит Мария Бурцева, основатель дизайнерского бюро Moonk (компания проектировала часть мебели для школы). 

У каждого класса есть свой «островок стабильности» - помещение со столами, стеллажами, местом учителя и зоной для отдыха с ковром и пуфами. Это будто одинаковые наборы "сделай сам", из которого классы собирают собственные пространства, разбивая класс на зоны. Через такой процесс формируется коллектив. Это органично сочетается с образовательными принципами школы: набор предметов для изучения, кроме обязательных, все дети выбирают самостоятельно. 

Урок в «Моей школе» состоит из индивидуальной работы за партой, занятий в парах и группах. В школе установили трапециевидные парты, которые дети в течение урока легко переставляют сами (начинала школа с треугольных парт, но они оказались недостаточно вместительными – не всегда помещались локти учеников). 

«Перестановка мебели развивает пространственный интеллект. Учитель всегда делает на этом акцент. Ребенок научается сам решать, как переставить мебель так, чтобы именно телу удобно было выполнить ту или иную задачу. Например, один ребенок читает всегда за столом, а другой предпочитает сидеть в мягком кресле или на пуфе. Приспосабливая пространство, ребенок себя познает», - говорит Елена Смирнова. 

 

Про общественные пространства: Оснащая пространство, Мария Бурцева исходила из осознанного к нему отношения. В классах, где занимаются точными науками и требуется сосредоточенность, места для хранения сделали закрытыми, чтобы избежать визуального шума. В классах творческих и экспериментальных – открытые полки для хранения работ и химических и физических приборов. «Наша цель  - сделать так, чтобы ребенок не просто закидывал свои вещи в ящик, а сам определял себя, каков должен быть порядок в его вещах, сам регулировал удобство», - говорит Елена Смирнова. 

Корпусную мебель используют в классе не только как место для хранения, но и пространство для отдыха – для этого в нижней части стеллажей специальные подиумы. 

Фото: Екатерина Никитина 

 

 

август 2022

Для улучшения работы сайта и его взаимодействия с пользователями мы используем файлы cookie
Понятно