Декларация независимости: как найти кадры и деньги отдаленной сельской школе

Поиск кадров и источника покрытия операционных расходов – распространенная проблема для амбициозных школьных проектов. Чтобы не зависеть от денег учредителя, инвестора или родителей учеников, школе необходимы собственные устойчивые источники финансирования. Чтобы построить эффективный образовательный процесс, нужна команда мотивированных педагогов и сильный директор. Для средней образовательной школы в дагестанском селе Цмур вопросы усложнялись ее географией: многие учителя опасались ехать в Дагестан с силу его имиджа «опасного» региона. С этого года однако около 20% педагогов цмурской школы, включая директора – это приезжие реформаторы. А чтобы покрывать операционные расходы школы и финансировать другие образовательные активности, в Дагестане создается фундучное производство. EdDesign Mag узнал, как работают эти процессы, и почему школу, существующую на частные деньги, все-таки передали на баланс государству.

село Цмур

Фото: Ксения Докукина; фундучные поля в селе Цмур


Как новая школа меняет село 

 

Село Цмур находится в 200 км от Махачкалы, практически на границе с Азербайджаном. Из общественных сооружений тут есть школа, травмпункт, музей Победы, библиотека и спортзал. В селе живет около 760 людей. 

Фото: Регина Мамыкина, Ксения Докукина; Школа и окрестности

 

Когда в 2015 году предприниматель Марат Шайдаев и его жена Евгения Тюрикова решили строить новое здание школы взамен старого 1929 года постройки, сразу было понятно, что одной школой тут не обойдешься. «Если менять образование, то везти новых учителей и строить для них жилье. А если всем этим заниматься, то нужно создавать бизнес, который будет обеспечивать эти процессы», – сказала Евгения Тюрикова. Так школа стала центром экосистемы, вокруг которой развивается и село.  

 

Инвесторы уже вложили в Цмур более 280 млн рублей. На эти деньги была построена школа, жилой дом для учителей на 12 квартир, четыре Дома творчества для внешкольных занятий, спортивная и детская площадки, веревочный парк итд. Деньги расходовал благотворительный фонд «Село», созданный Маратом и Евгенией под нужды Цмура. 

 

«Было трудно – каждый шуруп ты привозишь с Махачкалы, – говорит Марат Шайдаев. – В селе не были проведены коммуникации, так что в школе не было воды. Сейчас это единственное место в селе, где есть канализация, горячая вода, очистные сооружения и интернет». Как следствие, стала расти стоимость недвижимости в поселке: по словам Марата, гектар земли с 80-100 000 рублей подорожал до 300 000 рублей, а средний дом в селе – с 600 000 рублей до 2-3 миллионов.


Что за бизнес будет поддерживать школу 

 

Ключ к независимости: как школе привлекать деньги и сохранять самостоятельность?

Цмур находится в Сулейман-Стальском районе, это Южный Дагестан. Из крупных производств в районе есть завод минеральных вод «Рычал Су». Местные люди, в основном, заняты сельским хозяйством или уезжают на заработки за пределы республики. «Для развития бизнеса мы искали производство, которое будет расти с меньшим вовлечением людей, и для организации сбыта которого не потребуется отдельной сложной системы хранения. Например, производство фруктов нам бы здесь не подошло», – объясняет Евгения Тюрикова. 

Решено было выращивать фундук. Фундук растет на высоте 600-700 метров на уровне моря, это как раз про Цмур. Хранение фундука не требует дорогостоящего оборудования.

По словам Марата, ежегодно в Россию импортируется порядка 15-20 тысяч тонн фундука, в основном, из Азербайджана и Турции. В Цмуре хотят производить 500 тонн фундука ежегодно.

 

«Ореховые сады в Цмуре высокотехнологичны и интенсивны, мы ориентировались на крупный орех премиум класса: весь посадочный материал доставлен из Пьемонта. Сегодня цены на фундук в России позволяют сказать, что это перспективная сфера», – полагает Марат. Основное потребление фундука приходится на кондитерскую отрасль, на фабрики под Москвой и Санкт-Петербургом дагестанские производители и хотят наладить сбыт.


Как новое производство влияет на село 

 

Налаживанием фундучного производства занимается специально созданное ООО «Восход» и ее директор Мурад Муртузалиев. В штате «Восхода» работает 15 человек, еще до 50 привлекаются по договорам ГПХ. 

 

«Восход» взял в долгосрочную аренду 160 гектаров земли в Цмуре. Сад на 60 га выйдет на полную производительность к 2024 году, сад на 100 га – еще через пару лет. Марат Шайдаев ожидает, что один гектар фундучного сада будет приносить, в среднем, по $3 000 прибыли. «Из 160 гектар работающими будем считать 110 га, – рассуждает он.­ – Это примерно 330 тысяч долларов дохода». Впоследствии площадь ореховых садов планируют довести до 300 га.  

 

Доходы должны подняться и у жителей Цмура: по примеру Марата многие стали сажать фундук. «И это прекрасно, – радуется Шайдаев: выращенный фундук  принесут нам на переработку». 

Для переработки ореха в Цмуре намерены построить завод. 60% сырья будет обеспечивать собственное производство, а еще 40% – скупка у местных. Скупка хеджирует риски: неурожая, сезонности, разных по качеству всходов в разных климатических зонах. 

Фото: Ксения Докукина; Выращивание фундука, Марат Шайдаев и Мурад Муртузалиев

 

Капитальные расходы на строительство Марат Шайдаев оценивает в 1 млн евро. Окупаемость этих вложений он оценивает в 10 лет, но оговаривается: «Есть куда более эффективные и менее рискованные способы заработать деньги. То, что мы делаем – это красивый бесконечный процесс созидания на земле. Сельское хозяйство – это про любовь в первую очередь».


Эндаумент по-дагестански 

 

Ежегодно на содержание школьной жизни уходит по 10 млн рублей. «Понимая, что пока единственным крупным донором школы является наша с Женей семья, а жизнь конечна, мы задумали создать более устойчивую структуру финансирования, – рассказал Марат Шайдаев. –  Для поддержки благотворительных программ фонда мы сделали эндаумент. Он будет пополняться из части прибыли от фундучного производства за счет дивидендов – для этого часть фундучной компании будет отдано благотворительному фонду».  

 

Эндаумент – это пока еще новая для Дагестана форма финансирования образования. По словам педагога и менеджера образовательных проектов в Махачкале Дмитрия Корюхина, создание первого образовательного эндаумента на днях анонсировал мэр Махачкалы. Среди соседних регионов эндаумент также создается в Чеченской Республике. 

 

«В целом в Дагестане большое развитие получили фонды поддержки социально незащищенных категорий населения, а вот образовательных фондов сильно меньше, – рассказывает Корюхин. –  Встречается помощь школам напрямую без благотворительных организаций – кто-нибудь подарит школе 100 тысяч рублей на ремонт или на олимпиаду. 

Сами же фонды разные. Некоторые носят семейный характер, где меценат, его семья и друзья являются основными донорами. Другие – территориальный, у которых целевая аудитория – это жители одного села или района. Можно также выделить фонды развития культуры и образования среди отдельных национальностей. Так как большая часть инициатив носит низовой характер, то возможность мобилизации ресурсов по семейному, национальному, территориальному признакам – неизбежная стадия. Учитывая, насколько Дагестан разнородный, понимаешь, почему пока так. В целом, в части общества уже сложился запрос на системные благотворительные фонды, которые будут помогать развивать образование вне зависимости от территорий или персоналий. А что из этого получится, увидим в ближайшие несколько лет».

Фото: Регина Мамыкина, Ксения Докукина; Интерьеры школы

 

Целевой капитал благотворительного фонда «Село» пока в стадии формирования. Он создан сервисом Legacy с  минимальной суммой в 3 млн рублей, однако пока в нем 600 рублей взносов. Евгения говорит, что фонд будет наполняться от дивидендного потока от фундучного производства, а до этого периода – из собственных средств. 

 


По следам Владимира Потанина

 

По словам директора эндаумент-фонда «Филантроп» Людмилы Пантелеевой, механизм наполнения академического эндаумента через бизнес – довольно нестандартный. 

«В России мало знают о том, что в эндаумент можно жертвовать не только денежные средства, но и ценные бумаги. Об этом недавно «напомнил» Владимир Потанин, пожертвовав в эндаумент своего благотворительного фонда 47,5% акций принадлежащего ему Росбанка. В глобальном контексте самые крупные в мире эндаументы, основанные успешными бизнесменами-филантропами, созданы в значительной степени за счет пожертвованных им акций компаний этих самых основателей. Стоит оговориться, что речь идет об акциях публичных компаний. Примеры – Фонд Билла и Мелинды Гейтс, Форда и другие. Так, например, самому крупному благотворительному фонду мире Novo Nordisk Foundation принадлежит эндаумент размером в $93,7 млрд, активы которого – акции публичных компаний основателя Августа Крога, датского ученого и предпринимателя, положившего начало производству инсулина в странах Европы и развитию диабетической медицины мирового класса. Прибыль от бизнеса принадлежащих фонду компаний является источником финансирования деятельности этого фонда.

Исключение, пожалуй, составляют академические эндаументы – они больше полагаются на частные денежные дары своих выпускников, хотя получают и корпоративные дары, но им не отходит бизнес целиком или существенная его доля, как описано выше. Но в вузах есть и другая практика, когда студенты или благодарные выпускники, запуская стартапы, жертвуют в эндаумент доли в них, либо сам университет и возможности его кампуса обеспечивают отличную экосистему для сервисных компаний внутри и получает часть прибыли в виде пожертвований в свой эндаумент. Студенты являются потребителями услуг и заодно реципиентами финансовой помощи из эндаумента».


Лагерь как HR-ресурс 

 

У фонда есть и другие расходы. Два года подряд в Цмуре на базе школы организуется летний лагерь «Территория лета». На двухнедельные смены сюда приезжают по 150 детей из сёл Южного Дагестана. Организация одной такой смены стоит 1 млн рублей, для детей лагерь бесплатный. В следующем году для детей, не учащихся в цмурской школе, лагерь планируют сделать с минимальной оплатой.

 

 

Фото: Регина Мамыкина, Ксения Докукина; Детские площадки на территории школы, ее директор Сергей Ежов

 

Лагерь, построенный по принципам гуманистической педагогики, не только дает сельским детям возможность заняться творчеством и арт-экспериментами в доверительной атмосфере. Он еще становится кузницей кадров для Цмурской СОШ. 

 

«Найти педагогов для школы за пределами Дагестана было крайне трудно, – рассказывает Евгения Тюрикова. – Мы пробовали искать через кадровые сервисы, но приходящие оттуда люди совсем не понимали местной специфики и не были мотивированы реформировать образование в селе, а мы искали именно реформаторов. Я два года подряд раз ездила в Калужскую область на семинары «Учителя для России» с презентациями о Цмуре. Регион считается опасным. Я рассказывала, что Дагестан – это не страшно, звала приехать на время, сделать проект, познакомиться с местной культурой и детьми». 

 

На «Территорию лета» стали приезжать педагоги-выпускники «Учителя для России» (УДР) проводить смены. Так школа в Цмуре получила директора, бывшего преподавателя питерского «Апельсина» Сергея Ежова, и пятерых выпускников УДР, преподавателей из московских и петербургских школ. Договор со всеми заключен на два года. Фонд обеспечивает приезжих полностью обставленной квартирой в Доме для учителей, оплачивает за них коммунальные услуги, а также завтраки и обеды в школьной столовой. 

Приглашать приезжих учителей в отдаленные школы зачастую сложно, потому что не очень понятно, на какие средства их туда перевозить: обычно бюджета для этого у школ нет, говорит основатель кадрового сервиса Hungry Teachers, академический директор ReggioSchhol Анастасия Серазетдинова. Дефицит кадров возникает, когда о проекте плохо и мало знают на рынке – когда о нем недостаточно рассказывают, добавляет эксперт в сфере образования, основатель и руководитель проекта «ПРОвыбор» Мария Васильева.

Но даже в условиях кадрового дефицита привлекать в проект необходимо тех учителей, которые подходят под образ учителя конкретной школы, отмечает Мария. «Здесь важно правильно транслировать ценности проекта, причем рассказывать не только о том, чем проект концептуально отличается от других, а еще про образ жизни, который будет у приехавшего в школу учителя».   

Организация погружений вроде лагеря, зимних и летных школ для педагогов, чтобы повысить узнаваемость проекта и привлечь туда учителей – хороший работающий ход, согласны оба эксперта. Некоторые проекты решают вопрос с кадрами также через обучение местных педагогов – так, например, поступила команда, запускавшая школу «Точка будущего» в Иркутске, приводит пример Анастасия. Она считает, что обучение на местах через технологии, которые помогают учителям погружаться в процессы постепенно – это востребованная практика еще и потому, что у амбициозных проектов обычно большая сложная миссия, что сужает воронку при поиске педагогов. 

О том, как в Цмуре живется приезжим учителям, можно почитать здесь.


Частная или государственная 

 

Когда Евгения и Марат взялись за строительство нового здания школы для Цмура, в ней училось 40 детей. Сейчас в школе 120 учеников (это ее предельная наполняемость). 

Однако уже год после постройки здания для школы инвесторы передали ее на баланс районной администрации. Почему? «Это дискуссия, которую я проиграла», – признается Евгения Тюрикова: она хотела сделать школу частной, чтобы иметь большую автономию и полностью управлять образовательным процессом. 

 

Марат увидел в этом риски. Первое – это уровень общественного внимания, которое сейчас обращено на школу. «Образовательный процесс – крайне ответственная сфера. А школа – это сложный инвестиционный проект», – говорит он. Второе – риск содержать школу на родительские поступления, если делать ее частично платной (например, для приезжих). «Покупательская способность сельских жителей невелика. Образование пока не является приоритетом, и деньги скорее потратят на ветеринара, чтобы корову вылечить, а не на учебники. Доступ в электронный кабинет стоит 120 рублей в год – у нас за него никто не платит. Но ведь нельзя отрезать от обучения тех, кто не платит», – объясняет Марат. 

 

По словам Марата, частному инвестору пока довольно тяжело работать в областях образования и сельского хозяйства.  Иногда это заставляет опустить руки, но инвесторы не отчаиваются. В планах – строительство детского сада и интерната для старших школьников. 

А еще инвесторы задумали сделать в Цмуре глэмпинг. «У меня есть безумная идея сделать это место центром притяжения не только местных жителей, но и для других районов России. Вокруг Цмура много неизведанных красивых мест, горных водопадов и лугов», – поясняет Евгения Тюрикова. Для нескольких десятков людей Цмур таким центром уже стал. 

Фото: Регина Мамыкина, Ксения Докукина; ученик Цмурской СОШ и ее педагог Алишер Сайфуллаев 

 

 

Ноябрь 2022

 

Читать похожие материалы: 

Школа как бизнес-проект: финансовые инструменты современной школы, анализ выгод и рисков
Внеклассная работа: откуда взять деньги на содержание школы

Для улучшения работы сайта и его взаимодействия с пользователями мы используем файлы cookie
Понятно