«Своды» ГЭС-2: как водочный склад 19 века превратился в художественные мастерские - EdDesign

«Своды» ГЭС-2: как водочный склад 19 века превратился в художественные мастерские

В сентябре 2021 года на территории Дома культуры “ГЭС-2” открылся Центр художественного производства “Своды”. Художники, дизайнеры, архитекторы, фотографы, музыканты, режиссеры получили здесь доступ к профессиональному современному оборудованию. Как было преобразовано пространство бывшего водочного склада, на чей опыт опирались проектировщики, и чем “Своды” могут быть полезны школам, мы узнали у руководителя проекта Людмилы Фрост


Чудесная находка

 

Задачей архитектурного бюро Renzo Piano было сохранить оригинальный облик бывшей электростанции и очистить территорию от пристроек, появившихся во времена СССР. Неожиданно рядом с основным зданием ГЭС были найдены склады 1867 года, использовавшиеся фабрикантом Иваном Смирновым для хранения водочной продукции. В советское время краснокирпичное сводчатое здание было закрыто бетонной «коробкой», и о его истории все забыли. Когда позднюю надстройку убрали, оказалось, что находка сама по себе прекрасна, но для проведения выставок не подходит из-за своей конструкции. В V–A–C стали думать, как найти зданию другое применение.

Фонд провел несколько фокус-групп с художниками, дизайнерами и архитекторами. И выяснилось, что у них нет места, где можно было бы что-то “делать руками”. Студенты творческих профессий пользуются мастерскими своих вузов, но после выпуска доступ туда закрывается, а существующие фаблабы не могут предоставить полного спектра оборудования. Поэтому в здании бывшего водочного склада было решено создать высокотехнологичные мастерские, которые и получили название Центр художественного производства “Своды”

 

Главная задача места – возрождение традиций ручной работы и совмещение ее с цифровым производством. Кроме того, представителям креативных индустрий важно иметь место, где они могут встретиться друг с другом и обсудить идеи
Людмила Фрост , руководитель проекта 'Своды'
Людмила Фрост

 


Специфика здания и его реконструкция 

 

Особенность здания – сводчатая архитектура на площади в 2000 м2 на двух этажах (надземном и подземном): 14 сводов наверху и 14 внизу – семь рядов по два свода в каждом. RPBW хотели сохранить промышленный дух пространства и краснокирпичные своды, но часть фасада пришлось заменить на панорамные окна, чтобы добавить света и обеспечить обзор изнутри и снаружи.

Пространство под одним сводом занимает порядка 60 м2 (это минимальная площадь стандартного школьного класса). По такому помещению получили мастерские керамики, текстиля, 3D-печати и шелкографии. Фотолаборатория расположилась под двумя сводами (120 м2), а объединенные столярная и слесарная мастерские по работе с деревом, металлом и пластиком - под четырьмя (240 м2).

Как французы запускают школу в Москве в условиях санкций

На верхнем этаже большинство помещений сделали проходными, со стеклянными перегородками и дверями. Было важно сохранить «просматриваемость». «Это необходимо для междисциплинарности в работе художников и их коммуникаций между собой, чтобы они не сидели изолированно», – объясняет Людмила Фрост.

В «Сводах» практически нет стен, только прозрачные перегородки и каменные колонны. Но объединенные столярная и слесарная мастерские - в отдельном блоке, так как в них стоит опасное оборудование, требующее специального допуска. Здесь нет сквозного прохода.

На подземном этаже пришлось возвести отдельную пристройку в 200 м2 для аудио- и видеостудии, так как для нее как раз необходима изоляция и собственный звукопоглощающий фундамент. В этом строении сделана стена в полтора метра толщиной. Рядом, но уже внутри самого исторического здания расположили «Комнату звука» для прослушивания записей (тоже один свод).

 

Было важно сохранить «просматриваемость». «Это необходимо для междисциплинарности в работе художников и их коммуникаций между собой, чтобы они не сидели изолированно», – объясняет Людмила Фрост.

Центр художественного производства «Своды» – это комплекс высокотехнологичных мастерских, которые находятся на территории Дома культуры «ГЭС-2». «ГЭС-2» – пространство для выставок, кинопоказов, мастер-классов, перформансов, обмена опытом между деятелями культуры и искусства. Проект создан фондом V–A–C, основанным в 2009 году председателем правления ПАО «Новатэк» Леонидом Михельсоном и итальянским куратором искусства Терезой Мавикой.

Дом культуры располагается на Болотной набережной в здании бывшей Городской электростанции № 2, построенной в 1907 году. По данным «Ведомостей», Леонид Михельсон купил здание электростанции в 2014 году за 1,744 млрд руб. Реконструкция началась в 2015 году, 4 декабря 2021 года «ГЭС-2» открылся для публики («Своды» – двумя месяцами ранее). Общая площадь объекта – 38900 м2. Британская газета The Art News Paper, ссылаясь на партнера архитектурного бюро Renzo Piano Building Workshop Антонио Бельведере, оценивала первоначальную стоимость реконструкции в €150 млн


На нижнем этаже разместили и фотостудию, которая требовала темного помещения для проявки и аналоговой работы с отпечатками. Создатели не хотели затемнять первый этаж, так как потерялся бы принцип прозрачности. Также внизу пришлось сохранить коридор в силу конструкции здания. Чтобы поставить тяжелые станки, были усилены конструкции пола. Улучшили освещенность и вентиляцию здания во всех мастерских. 

Инженерные коммуникации в промышленных зданиях сегодня часто делают открытыми, но решением Ренцо Пьяно было их, наоборот, скрыть и сделать акцент на старых кирпичных сводах. В «Сводах» наружу выведена только противопожарная система, по словам руководителя проекта – «это очень элегантные трубы», которые не бросаются в глаза.

Несмотря на то что пространство специфическое, приемка проекта проверяющим органом прошла легко, проектному бюро ничего не пришлось менять, так как все инженерные системы были разработаны согласно строительным нормам и правилам. 

  

«ГЭС-2» получил сертификат LEED (Leadership in Energy and EnvironmentalDesign) как проект, который поддерживает экологическое развитие. На основном здании Дома культуры установлены солнечные батареи, которые дают около 10% электроэнергии, а также система сбора дождевой воды. 

Молодо-зелено: что в российских школах знают про экологию


На кого ориентировались

 

Прямого аналога «Сводов», с мастерскими такого спектра, в мире нет. Обычно такие проекты заточены только на одну сферу: например, у американской компании Autodesk (занимается программированием и архитектурным проектированием) есть свой коворкинг Pier 9 Workshop в бывших доках Сан-Франциско, ориентированный на компьютерные технологии, с мастерскими для работы по металлу, дереву, пластику и роботомашинами.

 

Близким родственником «Сводов» можно назвать мастерские при амстердамской Королевской академии изящных искусств Rijksakademie. Там похожие по составу мастерские, но они предназначены для студентов и резидентов программ академии. V-A-C советовался с Rijksakademie по комплектации мастерских (столярной, слесарной, керамической) оборудованием. Однако пересечений в архитектуре и устройстве пространства у «Сводов» и Rijksakademie нет, кроме того, что некоторые мастерские Академии тоже «проходные».

 

У «Сводов» были и другие консультанты по оборудованию. Например, для оснащения слесарной мастерской обращались в Массачусетский технологический институт, по аудио- и видеостудии – к компании Kahle Acoustics, которая ставила звук для новой Парижской филармонии. MIT и Kahle Acoustics разработали списки рекомендованного оборудования, и по ним закупили почти все с учетом возможности помещений и задач «Сводов».

Голландский опыт: редевелопмент промышленного склада в Утрехте

Werkspoor District – бывший промышленный склад. Здесь хранились масштабные стальные конструкции, которые производились на заводе Werkspoor для гражданского строительства. В 2018 году после редевелопмента площадка получила премию ABN AMRO Circular Economy Award. 

Сейчас здесь находятся офисы разных компаний – от творческих независимых предпринимателей до крупной пивоварни De Leckere. Среда устроена таким образом, что она способствует коммуникации предприятий. В главной части здания было организовано большое многофункциональное пространство, которое подходит для самых разных целей: проведения вечеринок, лекций, мастер-классов и собраний с потрясающим видом на Амстердам-Рейн-канал. 

Здесь можно не только обсудить сотрудничество, но и посмотреть процесс производства, а также обучиться использованию сложного оборудования. Специальный фокус Werkspoor лежит именно в области образования, которое предоставляют учебные центры компаний Baars & Bloemhoff и Parts On Demand. Последние, например, занимаются промышленной 3D-печатью.

фото: Stijnstijl Photography, Wouter van der Sar


Оборудование

 

«При закупке оборудования мы ориентировались на потребности креативной индустрии», – говорит Людмила Фрост. Так, оказалось, что для керамической мастерской нужны печи для обжига скульптур высотой больше 30 см, чтобы не склеивать потом изделия из более мелких деталей. Поэтому была закуплена большая печь NW 300 + C440 Nabertherm с внутренней камерой объемом  55×70×78. Или что у дизайнеров есть запрос на сразу несколько 3D-принтеров для печати объектов, чтобы сэкономить время. 

Часть оборудования в «Сводах» – уникальное. Например, в текстильную мастерскую привезли первый в России цифровой полуавтоматический жаккардовый станок Tronrud Engineering/TC2 из Норвегии. Его разработали две норвежские художницы для экспериментов с жаккардом – с разными нитями, изображением, длиной и шириной полотна. Ни один другой станок не может дать таких возможностей. А запрос на эксперименты с ткачеством сейчас очень высок, в «Сводах» отметили это, отсматривая заявки на свои программы и разговаривая со специалистами.

В слесарной мастерской стоит промышленная «роборука» KUKA, которая сочетает возможность фрезеровки и 3D-печати, способна создавать крупногабаритные объекты из дерева, легких металлов, пластика. «Роборука интересна участникам наших программ не только благодаря функциям печати и фрезеровки, но и как необычное оборудование, с которым можно поработать. KUKA сама по себе может давать концептуальную составляющую в реализуемом проекте», – считает Людмила Фрост.

 

Роборука интересна участникам наших программ не только благодаря функциям печати и фрезеровки, но и как необычное оборудование, с которым можно поработать. KUKA сама по себе может давать концептуальную составляющую в реализуемом проекте
Людмила Фрост , руководитель проекта 'Своды'
Людмила Фрост

Эксперимент над школой: как перейти от теории к практике на уроках

В фотостудии на проявочной машине Colenta 200 RA 80 можно обрабатывать цветную фотобумагу шириной до двух метров. «Colenta такого размера доступна в Европе только у нас и в Дюссельдорфе. Запрос на печать большого формата есть, и мы рады, что можем дать возможность художникам осуществлять ее в Москве», – отмечает Фрост.

Художники и дизайнеры получают доступ не только к современному оборудованию, но и возможность консультироваться с техническими специалистами «Сводов». К каждой мастерской прикреплен свой наставник. Поиск профессиональных консультантов оказался сложным процессом, нужны были люди не просто с опытом работы на сложном оборудовании, но и те, кто умеет ладить с людьми, некатегоричные, открытые для общения. Так, чтобы найти специалиста по дереву, пришлось провести 40 собеседований. 

Все оборудование в «Сводах» новое и пока не требует ремонта, ко всем станкам прилагались комплекты запасных частей. К ситуации, когда поставки в Россию из-за рубежа нарушены, организаторы проекта отчасти подготовились и закупили необходимые комплектующие, а если чего-то будет не хватать, будут искать отечественные аналоги. 

«Быстрее всего устаревают 3D-принтеры, в среднем их срок службы составляет три года, потом нужно будет закупать новые», – говорит Людмила Фрост.  

 


Кто может работать в мастерских

 

До недавнего времени в «Сводах» не было публичных программ, доступ в мастерские разрешен только профессионалам (художники, дизайнеры, архитекторы, фотографы, музыканты, кинематографисты), успешно прошедшим отбор в одну из двух программ V-A-C. 

Первая программа – ColLab, согласно которой десять проектов (около 15 человек) получают грант в 500 000 рублей на расходные материалы (на руки эти деньги не дают) и доступ в мастерские в течение полугода. Первый ColLab прошел с сентября 2021 по март 2022 года, для него из 209 заявок отобрали 10 проектов (второй сезон ColLab будет проходить с июля по декабрь 2022 года). 

Комиссия особенно обращала внимание на заявки, которые предполагали междисциплинарность, чтобы творцы были готовы поработать с другим оборудованием, материалами и даже в иной сфере искусства. Так в первом потоке получился проект, где художница создавала жаккардовое полотно, на рисунок которого «перекладывался» звук с помощью компьютера. 

Вторая программа – «Клуб друзей». Для нее тоже нужно пройти отбор (требования – высшее или среднее специальное профильное образование либо опыт работы в профессии от трех лет), тогда в течение месяца можно пользоваться оборудованием под присмотром специалистов «Сводов». Доступ получают восемь человек в месяц – то есть по одному на мастерскую. Гранта на расходные материалы нет, художники закупают их сами после консультаций с мастерами. Таким образом, в «Сводах» одновременно работает не больше 23 человек, так удается регулировать поток. 

«Своды» – полностью финансируемый проект V–A–C, фонд не претендует на созданные участниками произведения, после окончания программы они забирают их себе. Людмила Фрост отмечает, что в «Сводах» нет мощностей для потокового производства, цель работы художников в мастерских - создание прототипа: «Мы заточены прежде всего на эксперимент». С апреля 2022 года в мастерских началась первая публичная программа с платными мастер-классами по керамике, столярному делу и 3D-печати (максимум для двух-четырех человек, стоимость 2250-5100 рублей). 


Может ли опыт «Сводов» использоваться в образовательных проектах

 

«У нас нет ничего супертайного в технологиях, чтобы этот опыт нельзя было перенять. Однако многое зависит от пространства, мало кто может выделить под мастерские такие большие площади, как «Своды» – 2000 квадратных метров. Мини-вариант проекта уже осуществляется в основном здании «ГЭС-2», где работает детская мастерская «Ателье». Там на площади 100 квадратных метров дети лепят, шьют, занимаются столяркой, экспериментируют с деревом, глиной, бумагой. Это говорит о том, что технологии можно воссоздать в любом пространстве. У многих вузов есть похожие на нас мастерские – в Британской школе дизайна, в ВШЭ, в Строгановке, МИСИС. Факт, что в «Сводах» более крупные станки, но это опять же вопрос площади», – говорит Людмила Фрост.  

 

Что должна учесть школа для создания мастерских:

- Четко рассчитывать инженерные особенности при проектировании. К примеру, в «Сводах» есть лазерный гравировальный станок, на котором можно работать по дереву, коже и бумаге, но не по металлу, так как для этого нет специальной вытяжной системы.

- Применять экологический подход. В мастерских всегда много отходов, нужно понимать, как их утилизировать.

- Убедиться, что дети усвоили правила техники безопасности.

- Педагог должен быть максимально увлечен своим делом, чтобы донести до учащихся всю прелесть работы на определенном оборудовании. 

 

 

 

Для улучшения работы сайта и его взаимодействия с пользователями мы используем файлы cookie
Понятно