Культ музыки, шахмат и правильная неспешность: на чем строится школьное образование Армении

Мы продолжаем публиковать интервью с профессионалами, которые перебрались в ближайшие страны и успели разобраться в устройстве школьной образовательной среды наших соседей. Основатель московской частной школы «Компас» Дмитрий Тюттерин переехал в Ереван и вместе с Софьей Родионовой открыл лицей имени Софьи Нюберг. В ближайших планах компании Nyberg School, в которой он стал директором по развитию – еще одно заведение в столице Армении.


Что больше всего вас удивило в школьной жизни Армении?

Удивила изначальная расположенность людей к каждому человеку. Я часто хожу по школам. В России настороженно относятся к незнакомцам. А здесь первая реакция: «Ой, как здорово! Кто-то пришел. Давайте узнаем, кто это». И отношения начинаются с легкого плюса, а не с нуля. Быстро к этому привыкаешь и сам начинаешь относиться также. В России рядом со школой всегда могут найтись  недовольные соседи. А в Армении в нашу новую школу сразу пришел кинорежиссер из соседнего дома. Рассказал, что у него пятеро детей. Спрашивал про нашу школу, про музыку и языки. 

В Армении – особая установка в отношениях родителей к учителю.  Учитель здесь – представитель интеллигенции, луч света, вокруг которого – жизнь. Так когда-то относились, да и сейчас относятся к педагогам в российских деревнях. 

 

Много ли в стране частных школ и чем они принципиально отличаются от наших?  

Есть несколько всемирно известных образовательных проектов. Есть закрытый мир школ с международным бакалавриатом, в которых обучение стоит $2000 в месяц. Это очень дорого для Армении. Но в данном случае родители, как и в других странах, платят за международное образование, а не просто за счастливое детство.  

 

В целом частное образование не сильно развито. Есть «домашние» школы и детские садики, а среднего сегмента нет, рынок не сформирован. Это связано с тем, что армяне подвижны и приспособлены к перемене мест. Если им что-то нужно, например, найти хорошую школу, они переезжают. Среди частных школ есть небольшое количество русскоязычных. Конкуренция невысока. Часто они созданы не с целью заработать, а ради решения личных вопросов учредителей, например, хочется иметь для своих детей хорошую школу или нужна работа. 

Между Россией, Китаем и мусульманскими странами: на что похожи частные школы Узбекистана

Важное отличие – в числе требований родителей к школе серьезную роль играет культурная составляющая. Достаточно сказать, что одно из самых знаковых зданий в центре Еревана – оперный театр. Музыка – важная часть культуры. Среди моих армянских сотрудников из 10 человек на фортепиано играют 8, и это не преподаватели музыки. Еще есть культ шахмат. В  Москве они скорее – дополнительная экзотика, а в Армении – определение качества образования. Вообще для армян образование – это выращивание культурного человека.  

В школах чувствуется правильная неспешность. В Ереване удобно жить: будто ходишь в старых домашних тапочках. Также спокойно учат детей в школах. За исключением отдельных «инкубаторов» – супер школ, учебу не воспринимают как какую-то сверхзадачу, нет «чемпионского» обучения. 

 

Еще одна особенность – для людей очень важно преподавание в школе армянского языка. Это не просто язык, а часть культуры. Когда армяне узнают, что армянский преподают в русской школе, то буквально расцветают – радуются и удивляются. При этом армяне очень открыты, воспринимают Россию как культурного партнера. Если ты в Черногории хочешь устроить концерт, на него вряд ли придут местные жители. А в Армении ты легко можешь организовать событие и получить местную аудиторию.

 

Что в первую очередь бросается в глаза в местной образовательной среде? 

Армянский язык очень сложный и сильно отличается от русского. За два месяца не адаптируешься. Поэтому отдать русского ребенка в армянскую школу – это вызов. Раньше русскоязычных школ было много, но в 2000-х годах стало меньше. При этом взрослые люди русский знают очень хорошо, и если вдруг кто-то не может объясниться, обязательно извиняется. 

Во время собеседования меня поразили местные педагоги. Впервые в работе я повально столкнулся с тем, что люди не пытаются мне понравиться. Я чувствовал, что им интересна работа, которую я предлагаю, но сразу обозначали границы своей личности и возможностей. Это люди с высоким уровнем осознанности. Они не спрашивали: «Как вам надо?». Одна учительница сказала мне: «Я, наверное, строгий учитель. Если у вас строгий подход, то мы сработаемся». 

Фото: лицей имени Софьи Нюберг

 

Чему мы можем поучиться в плане администрирования, финансирования, развития? 

В Армении есть комитет по содействию людям, которые организуют разные инициативы. Его сотрудники показали мне несколько объектов недвижимости под возможную аренду для будущей школы и буквально в течение пары недель организовали встречу с заместителем министра образования и представителями комитета по лицензированию. Сейчас мы переписываемся, и я вижу, что бюрократический процесс здесь идет без особых препятствий, но неспешно, гораздо медленнее, чем в Москве.

 

Велика ли степень бюрократического давления на школы? 

Многие нормы очень похожи на российские, в частности, правила лицензирования школ. Но применяются эти правила без перегибов. Например, по новым российским правилам в классах очень строго нужно контролировать освещенность: прямой солнечный свет должен попадать в помещение не менее двух часов в день. И вот ты бегаешь и все это измеряешь.

В Армении все попроще: требуется только измерить уровень освещенности. Здесь строго относятся к уплате налогов и к соблюдению трудового законодательства, но технически все довольно просто.

 

Легко ли открыть частную школу? Может ли это сделать россиянин? 

Когда весной мы с Софией Родионовой (учредитель лицея имени Софьи Нюберг – EdDesign mag) начали обсуждать в кругу коллег возможность открытия заведения в Ереване, нас отговаривали. Убеждали, что многие люди из России будут здесь это делать, увеличится конкуренция. В итоге мы открылись. Но получилось это не у всех, кто строил планы. И дело здесь не в Армении. Причин много и не последняя в том, что часто делать школы приходят люди из другого бизнеса. Им кажется – парты поставил, купил учебники и все. А получается как в анекдоте: машину купил, права купил, а ездить не купил. 

У школ для мигрантов есть свои особенности – детали договора с родителями, учителями, тонкости продаж. Мы, например, активно работаем с фирмами, которые переводят из России своих сотрудников, заключаем корпоративные договора. Опыт показывает, что для удержания сотрудников наличие школы часто для людей важнее, например, повышения зарплаты. 

Открывая школу для мигрантов, вы вынуждены работать с тем, что есть. Если, к примеру, вам не нравится географ, нет десяти на замену, как в родной стране. И у географа нет десяти других школ в качестве альтернативы. То же самое с родителями. В Москве они сами вас изучат. А здесь важно четко донести до людей свои ценности и приоритеты. В условиях ограниченного выбора все несовпадения воспринимаются острее. 

 

Важный аспект – уважение к местным традициям и процессам, осознание геополитической обстановки и наличие своей позиции по вопросу. Всех интересует, финансирует ли вас государство или частный инвестор – вы пришли с пропагандой или детей учить. В Армении этот вопрос возникает, но не так остро, как например в Грузии.  

 

Какой сейчас ключевой тренд в школьном образовании в стране?  

Один из трендов – появление большого количества русскоязычных учеников. В стране идет переподготовка педагогов русского и литературы. Местные власти заинтересованы в увеличении количества мест в русскоязычных школах. Для них это возможность задержать людей в стране и получить большое количество учеников, в том числе сильных.  

Еще один важный тренд – развитие IT-технологий. Школа «Айб» стала визитной карточкой Армении. Проект уникальный, элитный, трудно тиражируемый, хотя они очень к этому стремятся. 

 

Что за школу вы открыли? Будете ли строить сеть? 

В нашей ереванской школе 70 мест. Сейчас она заполнена под завязку. В некоторые классы были конкурсный набор. Часть детей я собеседовал по зуму. Они приезжали сразу в школу, прямо перед первым сентября.  В основном учатся дети людей, перебравшихся из России, а также из смешанных семей. Есть армянские семьи, которые вернулись на родину.  

Весной у нас с Софией был план открыть школу в Армении, а потом пойти в другие страны.  После запуска в Ереване поняли, что спрос велик. Сейчас нам кажется, что имеет смысл задержаться в Армении на более длительный срок. Раздумываем, не открыть ли еще одну в в Ереване, просто в другом районе.

Фото: лицей имени Софьи Нюберг

 

Почему вы выбрали именно Армению?  

Сыграли роль три фактора. Первый – армяне знают русский язык, а это значит у нас есть культурная близость. Второй – большое количество переехавших. Третий – прямая транспортная доступность.

 

Есть ли интерес к стране у людей из сферы образования?

Мы очень легко набрали штат, в том числе, из очень хороших российских специалистов.

 

 

октябрь 2022

Читать похожие статьи: 

Школа, которая (возможно) станет стандартом для всей России
Третий учитель: как сделать мебель частью учебного процесса

Для улучшения работы сайта и его взаимодействия с пользователями мы используем файлы cookie
Понятно